0
0
0
Кто есть кто в минских креативных индустриях
Кто есть кто в музеях
и галереях Минска
Культура имеет значение – и мы расскажем, как это работает. Для начала делимся историями минских кураторов и исследователей: что важнее всего в музее, как культура может сделать человека успешнее, какие галереи у нас самые трендовые и как совмещать Шишкина и Гулина.
В последнее время в Минске открылось много частных галерей, но даже самые популярные выставки собирают меньше 3% горожан – кураторы признаются, что полноценную культурную среду в нашем городе еще предстоит сформировать. Мы решили помочь, чем можем, – рассказать о людях и проектах, которые ее создают. Это что-то вроде рейтинга, но без раздачи призов и первых мест: начинаем с музейщиков и кураторов, однако в будущем ждите и других полезных знакомств с героями креативных индустрий Минска – будем рады, если вы будете добавлять своих героев в комментариях.
Алексей Шинкаренко

Фотограф, преподаватель и куратор. В аспирантуре БНТУ занимался темой «Информационно-диагностические системы на основе визуализации». Стажировался в США, Польше, Нидерландах. Разработал методологию обучения фотожурналистике в БГУ. Открыл в Минске «Центр фотографии», «Школу фотографии» и «Кафе Культура». В прошлом году занимался организацией павильона Беларуси на Венецианской биеннале.
– Исследователь культурного предпринимательства Лидия Варбанова недавно включила нас в свою презентацию – необычную интеграцию: и кафе, и музей, где выставка – это контекст для дискуссии между посетителями и медиатором-бариста. «Кафе Культура» постоянно в разработке, интерьер меняется с новыми экспозициями, для исторических объектов создается современный контекст. Я стараюсь сделать такую неоформу музея, где есть безбарьерная среда, а билет заменяется чашкой кофе.

В западной практике есть такая форма пространства – project room: статусные музеи не могут сразу вовлечь молодых художников и создают экспериментальные площадки, через которые фильтруют молодежь, чтобы потом пустить кого-то внутрь статусной территории. «Кафе Культура» – это что-то похожее: кафе, музей, лаборатория.

У нас настолько молодая культура потребления кофе, что владельцам кофеен нужно много напыщенности, чтобы показать, что ты чего-то стоишь. А мне хочется, чтобы были места со стабильно вкусным кофе без изысков. Итальянцы не рисуют молоком – зачем усложнять жизнь?
Дина Данилович

Фотограф, куратор, художник. Окончила кафедру дизайна в Витебском государственном технологическом университете. Как независимый куратор сотрудничала с разными белорусскими площадками, пока не заняла должность старшего научного сотрудника Национального центра современных искусств. Главный проект – международные выставки о телесности Anatomia.
– НЦСИ устраивает меня как бесплатная площадка с хорошими техническими характеристиками: площадь, локация, оборудование. В идеале здесь должна быть библиотека, архивы, лекционная программа, занятия для детей, но пока все в зачаточном состоянии. Вообще-то, мы должны заниматься тем, что делали Art Aktivist и Kalektar. Реально нужно закупать и показывать современное искусство, писать научные работы, создавать архивы – непонятно, правда, кто все это будет финансировать.

Из минусов – цензура. Почти все современное белорусское искусство, почти все авторы находятся в оппозиции к государству, а мы – государственная институция. Художник имеет право не хотеть сотрудничать с нами. Зато вопрос с обнаженным телом решился – есть комиссия по борьбе с порнографией: подаешь контент, тебе ставят ценз «18+», и спокойно показываешь работы.

Все обстоятельства против нас, поэтому если еще и мы сами будем мешать своему развитию и разнообразию, то ничем хорошим это не закончится. Хочется больше страстных проектов: Руслан Вашкевич работает с нестандартными пространствами, занимается интервенцией, Тоня Слободчикова и Миша Гулин делают проект «1+1», уже несколько квартирников провели в своей мастерской – отличная традиция камерной выставки на один день. Это очень свободный, независимый формат: ты свободен, на своей частной территории можешь делать любые вещи.
Валентина Киселева

Карьера Валентины в искусстве началась в 2004 году: она стала создателем, менеджером, куратором и владельцем галереи «Подземка». Изучала современное искусство и культурный менеджмент в ЕГУ. Практик, предпочитает самообразование, участвует во многих международных образовательных программах в области культуры. С 2009 года стоит у истоков галереи современного искусства «Ў», где по настоящее время является совладельцем, директором и куратором.
– Минску необходима такая важная структура, как Музей современного искусства, основными целями которого стала бы постоянная демонстрация актуальных процессов и тенденций в искусстве; исследование, анализ и архивирование событий, происходящих в Беларуси.

Любопытно то, что инициатива, которая вполне может лечь в основу такого музея, уже существует: она была предложена художниками Сергеем Кирющенко и Сергеем Шабохиным. Это исследовательская интернет-платформа KALEKTAR – тексты, собрание эссе о художниках и произведениях современного белорусского искусства. В эту инициативу с энтузиазмом включились представители белорусского арт-поля и наша галерея. Важным результатом совместной работы стал выставочный проект ZBOR, представленный прошлой осенью в галерее «Арсенал» (Белосток, Польша) и этой весной в фонде «Изоляция» (Киев, Украина). Проект представил более 40 художников – уверена, что большая часть из них не особенно известна белорусскому зрителю.

Музей базируется на архиве и на коллекции произведений искусства – и, как правило, находится на попечении государства или бизнеса. Но в Беларуси, к сожалению, эта практика не работает. Представители культурного поля осознают важность сбора визуальной и текстовой информации о художниках и произведениях настоящего или близкого прошлого. Современная история искусства происходит с нами прямо сейчас – и необходимо ее документировать.
Анна Чистосердова

Изучала финансы, в 2004 году стала арт-директором галереи «Подземка». С 2009 года и по настоящее время совладелец, арт-директор и куратор галереи современного искусства «Ў». В 2014 году стала защитила European Diploma on Cultural Project Management and Cultural Policy (Marcel Hicter Association, Brussels)
– Количество галерей в Минске заметно выросло за последний год – и это в основном галереи коммерческого толка, которые в меньшей степени занимаются воспитанием публики. Если говорить о музеях, то мне здесь не хватает смелости в реализации выставочных проектов. Например, сейчас одно из направлений шведской музейной политики – совмещать на музейной площадке современное искусство с классическим. Такого рода взаимодействие между произведениями искусства разных эпох может гораздо больше дать зрителю: например, понимание, что некоторые вещи сегодня не происходили бы, если бы не было их предшественников. С таким подходом я столкнулась далеко не в одном музее – это определенный тренд, такие экспозиции хотелось бы видеть и в Минске.

В художественных музеях мне импонирует использование в экспозиции архивных материалов. Не только произведения, но и документы, письма или газетные публикации дают возможность глубже взглянуть на ту или иную эпоху, получить более объемную картинку и понимание контекста, в котором создавались произведения. У нас до сих пор считается, что музей – это хранилище артефактов. На самом деле это уникальная исследовательская площадка – и этой базой должно пользоваться больше людей.
Никита Монич

Учился в БГУ, пишет кандидатскую в Университете культуры, работает научным сотрудником в Национальном художественном музее. Востоковед, куратор, ведет лекции и экскурсии в музее, занимается популяризацией искусства.
Елена Сенькевич

Научный сотрудник в Национальном художественном музее, востоковед, музейный эксперт. Работает там уже 42 года. Собирала коллекцию восточного искусства, белорусского народного искусства, курировала выставки, составила каталог по китайскому фарфору.
– Есть такое понятие, как концепция музейной экспозиции. Сначала мы придумываем, что хотим показать, а потом отбираем предметы из фонда. У нас один зал восточного собрания в постоянной экспозиции – там около 230 предметов, а всего в коллекции – около 1 500. Все, о чем мы говорим в плане коллекции Востока, связано с декоративно-прикладным искусством. Первые восточные вещи у нас появились в 1957 году – это была передача от китайского правительства. До начала 1980-х были разовые поступления – через антикварную сеть или когда что-то приносили в музей на экспертизу. Потом, до 1990-х, мы очень активно закупались. Теперь все, что происходит, связано в основном с посольскими дарами. Через комиссию Министерства культуры фонды пополняют современным искусством. Старых вещей мы, к сожалению, практически не покупаем, хоть сейчас легализовалось много частных собраний. В советское время мы занимались собирательской деятельностью, а сейчас сели в кабинеты и начали заниматься исследованиями, каталогами, временными выставками.

Когда делали филиал в Раубичах, выяснилось, что у нас большие лакуны в коллекции костюмов. В конце 70-х и все 80-е мы отделом декоративно-прикладного искусства каждый год выезжали минимум на месяц по разным районам Беларуси и собирали костюмы. В музее есть гомельское Поднепровье, неплохие вещи. Но после Чернобыля из зараженных районов уже ничего нельзя было привезти – мы в свое время пропустили этот регион. За 10 лет собрали очень хорошую коллекцию народного костюма. И ткани у нас прекрасные, керамика – большое собрание.
Олег Рыжков

Сделал карьеру от директора ночного клуба в Гомеле до директора Национального исторического музея, был директором «Гомельского дворцово-паркового ансамбля», задумал проект «Старый новый двор»: во дворике Исторического начали проводить разные мероприятия – кино, танцы, соревнования, выставки.
– Культура – это очень многогранное слово. Когда мы говорим «культурный человек» – это не значит, что он на выставки ходит или разбирается в фильмах. Имеется в виду всецело культурный человек – в быту, на работе, по отношению к другим людям, со стремлением к самообразованию. Быть культурным и оторванным от чего-то такого невозможно. Быть культурным в сфере искусства и бескультурным по отношению к обществу – как такое вообще бывает? Культура – это состояние нашей жизни. Если у человека есть потребность к культуре – он будет и читать, и совершенствоваться в гуманитарных отраслях, и в семье, и по отношению к друзьям, родителям и т.д.
Эту потребность надо стремиться создавать, но она не может быть создана по указу, за год. Создание культурной среды – очень длительный процесс. Почему в европейских странах большое внимание придается созданию культурной и околокультурной среды? Мы видим даже в небольшом городе много галерей, выставочных залов, музеев – все, как правило, небольшие. Культурный человек не должен посещать все мероприятия, которые есть в городе. Он все равно ищет то место, где ему более комфортно. Поэтому я сторонник создания небольших, точечных очагов культуры – ненавязчивое вливание, спокойный процесс самообразования. Надо давать как можно больше культурных событий, а человек будет выбирать, что ему ближе.
Оксана Богданова

Искусствовед, после петербургского института работала в Национальном художественном музее, где стала старшим научным сотрудником, а потом перешла управлять филиалом. Сейчас директор музея-мастерской З.И. Азгура, который стал площадкой для междисциплинарных проектов: здесь под наблюдением нескольких сотен гипсовых голов трудятся архитекторы, устраивают показы немого кино с живой музыкой и делают мультимедийные выставки.
– Я бы сказала, что имеет место элемент какой-то клубности – музей делает его собрание и команда. И личность куратора, музейщика даже где-то доминантна: как он понимает предмет, с которым работает, какое искусство любит, какую музыку слушает, понимает ли контекст. А дальше он – транслятор, который свое понимание предмета передает зрителю. Личное проживание и трактовка музейного предмета имеет первичное значение – мы не работаем в музее, а проживаем музейную и свою собственную жизнь вместе, в одном пространстве. Включаем музейный предмет в коммуникацию. Отсюда вся эта феерическая фантастика – междисциплинарные проекты. Можно просто экспонировать, прикрепить этикетку и уйти, а можно создавать поле жизни вокруг. Вот мы и привлекаем людей, которые любят такую же музыку, литературу, философию, таких же режиссеров, как мы. Мы в поиске, мы мастерская. Ну, и есть незыблемое – все-таки мы музей.

Все на свете зарифмовано со всем на свете, но эти связи проследить непросто, такая находка – большая удача. Кураторы появились фактически вне стен музейной институции. И самые суперские проекты – авторства этих независимых кураторов. А теперь получается, что крутейшие кураторские проекты стали происходить в консервативной среде – удивительное явление и новое дыхание в музейной жизни. Роскошное время – для любого зрителя создаются совершенно разные проекты: в традиционных вещах с духом нафталина тоже есть своя прелесть.
Ольга Клип

Училасть музейному делу в Школе Лувра, культурным исследованиям в ЕГУ и искусствоведению в Санкт-Петербургском государственном университете. Работала в галерее «Мастацкi маёнтак», «Белгазпромбанке» и Национальном художественном музее. Сейчас руководит галереей «Дом картин».
– Культура развивает способность мышления, делает жизнь более наполненной. Искусство должно быть критичным, оно дает возможность взглянуть на обыденные вещи под другим углом, найти новые ответы на стандартные вопросы.
Во Франции проводилось исследование, я тоже им занималась: большие корпорации, чьи сотрудники принимают участие в культурной жизни (посещают театры, выставки) гораздо более успешны на рынке, чем те, чьи сотрудники пассивны в сфере культуры.

В Беларуси в последние годы культурная жизнь стала насыщеннее, чем в начале 2000-х. При этом в процентном соотношении для десятимиллионного государства и двухмиллионного Минска существующих площадок и инициатив маловато – даже в сравнении с ближайшим зарубежьем.

«Дом картин» открылся год назад, и это такой феномен для Минска, частная инициатива – деньги и желание поддержать культурную жизнь одного конкретного человека, к тому же не белоруса. Мы работаем, чтобы показывать привозные выставки, сотрудничаем с частными коллекциями. В этом сезоне у нас была выставка New paint.ru из Музея современного искусства «Эрарта» – история ленинградского второго авангарда. Мы о таком мечтали много лет! Сейчас открыли экспозицию «Пикассо, Кандинский, Миро» – большое собрание графических работ.
Владимир Счастный

Окончил Минский государственный лингвистический университет. Работал переводчиком, преподавателем английского языка. В течение тридцати лет находился на дипломатической службе (США, Литва, Великобритания). Занимался вопросами сотрудничества с ЮНЕСКО. Автор переводов, книг, консультант «Белгазпромбанка», куратор выставок.
– Я причастен к созданию корпоративной коллекции «Белгазпромбанка». Чтобы эта коллекция не лежала мертвым грузом, время от времени она выставляется с другими экспонатами. Мы провели уже четыре такие выставки: «Художники парижской школы из Беларуси» (в Минске и Вильнюсе), «Десять веков искусства Беларуси», «Время и творчество Льва Бакста». Они сопровождались лекциями, кинопоказами, издавались каталоги, книги – целый комплекс мероприятий, связанных с той или иной темой. Уже выпущены две книжки: «Художники Парижской школы из Беларуси» и «Лев Бакст: жизнь пером Жар-птицы».

Главным было не просто показать те или иные работы, а ввести в научный и культурный оборот новые имена – что, в общем-то, и получилось. Сейчас идет работа над созданием постоянной экспозиции. Выставка откроется во Дворце искусств на улице Козлова, потом, возможно, найдет другое помещение.

Как правило, принцип пополнения корпоративной коллекции такой: художники, которые родились в Беларуси, получили международное признание, но работ которых нет или почти нет в наших музеях. И желательно те художники, о которых пока у нас мало знают.
Андрей Ленкевич

Только-только переставший быть арт-директором пространства «ЦЭХ» Андрей дополнял свое фотографическое образование в разных городах Европы, поучаствовал в более чем 60 выставках, издал несколько каталогов и устроил в Минске фестиваль «Месяц фотографии». Уже почти 10 лет участвует в международном фотообъединении Sputnik.
– Помимо того, что ты работаешь и делаешь какие-то проекты для себя, для самореализации, есть некая социальная ответственность, которая все больше и больше растет в творческой среде. Когда искусство не является формой самовыражения, а направлено на то, чтобы сделать среду вокруг тебя лучше, развить ее, помочь коллегам. Я в каком-то смысле сильно разочарован в искусстве ради искусства. Оно все-таки не меняет массово людей к лучшему. Сам факт проведения большого фестиваля или привоза сюда какого-то важного фотографа с выставкой, создание точек отсчета с примерами экспозиции, каталогов является более важным, чем персональное творчество.

Нельзя говорить, достаточно ли ферм, если у тебя нет коров. Если мы посмотрим на статистику, то самые большие аудитории, которые собирали выставки, – это около десяти тысяч человек. Для двухмиллионного города это даже меньше статистической погрешности, меньше 3%. Нужно принимать это, честно об этом говорить: аудитория у искусства у нас очень ограничена. Прежде всего, проблема в этом, а не в площадках, ведь их в последнее время стало много – около десяти коммерческих. В принципе, с этим набором можно делать много проектов.

Как тянуть аудиторию, никто не знает. Есть такой дурацкий ответ: надо делать проекты, которые ее привлекают. Но как это делать? 20 лет назад здесь не было вообще ничего – нужно умерить снобизм, убрать мессианство, не задавать себе таких вопросов и работать. Есть вещи, которые можно сделать только системно, а у нас (не приняв соответствующих законов) государство сдерживает и меценатство, и альтернативное образование. Даже в школах несколько лет не было предмета о мировой культуре – это значит, что у этих детей нет даже базовых знаний. В прошлом году курс вернули.

В Беларуси очень традиционное общество, интерес к искусству больше сводится к классическому, а у тех, кто занят современным, концептуальным искусством, большие проблемы с аудиторией. А искусство требует внимания, погружения, подготовки, образования, насмотренности.

Фото: архив героев, The Met.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
2016-12-12
Люди   Тема  
 
5
0
0
0
КОММЕНТАРИИ
Рабердранат 12-12-2016, 12:52
+3 4 1
Проблема не в современном искусстве, а в искусстве в целом. Точнее в его зрителе. Все мы прекрасно замечаем, как разнятся люди Минска, Москвы и Киева. И если ещё в столицах двух соседних государствах есть какой-то интерес среди разновозрастной публики, то у нас единицам молодёжи это интересно. Причём в классические музеи только туристы в большинстве ходят, не говоря уж о современном искусстве. А так интересно было бы посмотреть белорусские проекты, эдакий симбиоз современности и прошлого, обратиться к национальным историческим артефактам. Много интересного, гармоничного и масштабного можно придумать - материала полно. Но весь вопрос в финансировании. Если у соседей ещё это как-то продвигается, то у нас даже с рекламой для простого обывателя дела обстоят плохо - в основном выставки посещает узкий круг людей с определёнными интересами. Но хоть какое-то продвижение, хоть в столице.
ОТВЕТИТЬ
А разве Домом картин руководит не Лариса Бортник?)
ОТВЕТИТЬ
Владимир 12-12-2016, 22:17
+1 1 0
Разве Никита уже защитил диссертацию и стал кандидатом искусствоведения?
ОТВЕТИТЬ
ava
Нет, еще нет, думаю в самое ближайшее время это подправят
ну или годик повисит и, дай бог, станет правдой))
ОТВЕТИТЬ
ava
С удовольствием посмотрела видео выступления Никиты) Спасибо, интересно!
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY