«У меня всё есть». Виктор Мартинович о самовлюбленности, квартире Алексиевич и «Флибусте»

07.06.2016
Люди  
 
96

«У меня всё есть». Виктор Мартинович о самовлюбленности, квартире Алексиевич и «Флибусте»

Зато честно
Нил Сыманович поговорил с Виктором Мартиновичем в преддверии выхода новой книги писателя «Озеро Радости».
0
0
0

Нил Сыманович поговорил с Виктором Мартиновичем в преддверии выхода новой книги писателя «Озеро Радости».

 

«ХОЧУ УЕХАТЬ ИЗ СТРАНЫ»

– Тебя на улицах узнают?

– Да, бывает.

Что ты делаешь тогда?

– Хочу уехать из страны. Такой тип известности, когда хипстеры в каком-то кафе тебя узнают, не помогает жить, а резко мешает. Потому что они на самом деле не меня знают, они знают некую медийную маску, которую на меня надевают через узнавание. И я ей должен соответствовать.

– А ты не хочешь соответствовать?

– Нет, не хочу. Зачем? Ты живой человек. У тебя может быть плохое настроение. У тебя может быть побитое кем-нибудь лицо. А ты заходишь, и тебя узнают, и соотносят с каким-то мнением о тебе, которое уже сформировалось. Медиа начинает бить по тебе лопатой. 

– Как ты думаешь, каким тебя представляют люди?

– Я думаю, меня представляют выскочкой, который внезапно откуда-то взялся и занял те места, которые должны были занять люди, сидящие на этих грядках дольше, чем я. Я с Шагалом – выскочка, с прозой – выскочка, с переводами – выскочка, с пьесами – выскочка. Есть такое ощущение.

И ты сто раз можешь подчеркивать, что ты ни на чьих девушек, ни на чье вино, ни на чью лавку в кустах не претендуешь. Но тот факт, что ты где-то светишься, что, в конце концов, тебя могут узнать, уже создает некоторый батхерт у некоторых людей. Зависть же у нас очень важное национально качество.    

– А почему ты не можешь претендовать ни на девушек, ни на вино, ни на лавку? Это же нормально – кто успел, тот присел.

– Лет пять назад все было по-другому. Мне нравилось быть на публике. Я упивался тем, что выступал где-то, светился и давал интервью.

Потом что-то произошло. Во-первых, внутри меня. Во-вторых – вокруг. Эксгибиционизм стал новым форматом. Новая цифровая социальность – это общество расталкивающих друг друга локтями людей, желающих как можно эффектнее обнажиться. Ну вот. Я – слился. В последнее время в социальных сетях я появляюсь только для того, чтобы дать ссылки на какие-то тексты, которые пишу. Только для этого. Я не пишу статусов, не пощу фоток,  у меня нет инстаграма.

Я перестал быть человеком, который претендует на чью-либо лавку. У меня есть своя лавка. Вот в чем дело. У меня есть любимая. Я всем доволен. Мне не нужно ваших женщин и вашего бухла. Ничего не надо. У меня все есть.

 

«МНОГИЕ СЧИТАЮТ СЕБЯ ГРАЖДАНАМИ ТОЙ СТРАНЫ, ТЕЛЕВИЗОР КОТОРОЙ СМОТРЯТ»

– Многие говорят, что устали от Мартиновича: мол, тебя очень много везде. Ты выдаешь чуть ли не раз в неделю тексты. Да, тексты не тупые и не пустые, что важно. Но это еще больше подзадоривает и злит людей.

– Я действительно раз в неделю пишу текст на белорусском языке. Я отношусь к этому как к упражнению китайца, сидящего на берегу и рисующего иероглифы, которые смывает очередной волной. Это позволяет заряжать мозг, держать способность к суждению в обостренном состоянии. Кроме того, это позволяет не выпадать из ситуации.

Книга – это самое холодное медиа из всех возможных. Это медленное медиа. Для того чтобы написать книгу, тебе не обязательно жить в стране и жить сегодня. При этом мы живем в настолько интересную эпоху и в настолько странных условиях,  что наша задача заключается в том, чтобы быть здесь и сейчас. А для этого надо время от времени всплывать и описывать то, что видишь, хотя бы в режиме дневника, хотя бы в режиме рисования палочкой на песке.

– А как вообще появляются такие еженедельные тексты? Чисто технически как это выглядит? Ведь очень сложно периодически собирать мысли в кулак и выдавать что-то.

– Я читаю очень много книжек – есть у меня такая привычка. И параллельно с этим стараюсь просматривать новости. И в какой-то момент новостная повестка с тем диалогом, который я веду с книжками, входят в соприкосновение, рождают критическую массу, желание хотя бы высказаться.

Ты смотришь за окно, ты видишь, как там происходит одна и та же херня изо дня в день. Ты после этого переезжаешь, ты видишь, как это же происходит в других местах. И у тебя накапливается желание сказать об этом как есть. Когда ты говоришь искренне, когда ты говоришь по делу, говоришь вещи, которые люди, может быть, не могли осознать, потому что они не читали тех книжек, которые ты читал, получается неплохо – хочу на это надеяться.

Но главное для меня – это книжки. Потому что они остаются.

– Думаешь, ты попадешь в хрестоматии по белорусской литературе? Не сейчас, понятно, а в будущем.

– Когда-то я понял: то, что происходит в Беларуси с тобой, не так важно. Потому что твое будущее в Беларуси завязано на твоем будущем вне Беларуси.

– Это как?

– Здесь есть общество, которое считает свою культуру а) вторичной, б) исторически провинциальной. Это общество смотрит в рот другим культурам. Для того чтобы Алексиевич начали читать, нужно было получить Нобелевскую премию в Швеции. И, похоже, так будет еще довольно продолжительное время. Тут действует какой-то стадный закон. Ты можешь взлететь, а завтра о тебе в буквальном смысле никто не вспомнит. 

В Германии если ты взлетаешь, то находятся сотни исследователей, которые за тобой следят, о тебе собирают информацию, тебя читают, тебя отслеживают, делают пометки на полях твоей биографии. В Беларуси все очень стихийно. В Беларуси отсутствует такой инструмент, как память. Это общество без памяти. Это общество, которое с трудом вспоминает Кима Хадеева. Благодаря нескольким интеллектуалам, которые про Кима Хадеева говорят постоянно, например Юлии Чернявской, о нем помнят. Но вот не будет их, и его забудут.

– Ты читаешь критику на свои книги? Расстраиваешься?

– Например, обругал тебя какой-то идиот, который подчеркнул в своей статье, что он не читал тот роман, который ругает. Раньше я сильно расстраивался. Сейчас я говорю себе, что это не важно. Не важно, что сейчас о тебе говорят. Потому что есть куча историй, десятки биографий, из которых можно сделать общий вывод: ты либо популярен здесь, и тогда ты – никто за пределами, на «большой воде», либо тебя читают в Берлине или Вене, и тогда тут ты – последний человек. Это работает последние пять веков, начиная, наверное, с Франциска Скорины. Помните, как парня колбасило? До биографий Михалка и Шагала.

В момент, когда Шагал был в Витебске, там носились совсем с другими художниками. За время с 1918 по 1922 годы с ним не было взято ни одного интервью. Шагал не был принят Витебском. И чем больше ты это осмысливаешь, тем больше это складывается в какую-то закономерность. Для того чтобы состояться тут, нужно доказать свою состоятельность где-то еще. И, в принципе, может быть, эта ситуация даже нормальная. Потому что пророков в своем Отечестве нет нигде.

Ожидаю ли я, что увижу свои произведения в учебниках по литературе?.. Нет, не ожидаю. Недавно в Бресте я был на встрече с учениками одного заведения. Я был поражен, что меня там знают, что эти ребята меня читают из-под парты. То есть я не в программе, но они меня читают. То же самое было в Минске в одном престижном учебном заведении. Есть учителя, которые меня читают и которые меня подпольным образом в рамках внеклассного чтения предлагают. Вот такая «школьная программа» мне нужна.

А что будет в учебниках белорусской литературы через 50 лет, сильно зависит от того, что будет в Беларуси через 50 лет. Я так понимаю, что в Беларуси есть большая прослойка людей, которые сомневаются в том, будет ли эта страна и вообще нужна ли она. Это те самые люди, которые ездят по городу с георгиевскими ленточками, слушают русский шансон и которые просто ср*ть хотели на Беларусь. Они себя считают гражданами той страны, телевизор которой смотрят.

 

«Я ПОЛЬЗУЮСЬ “ФЛИБУСТОЙ”. НО КАК ПИСАТЕЛЬ Я ПРОТИВ»

– На что живут белорусские литераторы? Если это, конечно, не секрет.

– Мне нечего скрывать. Все деньги я получаю на счет в белорусском банке, я плачу с них налоги. Я сознательно отказался от гонорарной части белорусского издания «Озеро Радости», для того чтобы сделать его более доступным для белорусских читателей. В Беларуси я не получу от продаж «Озера Радости» на белорусском языке ни копейки.

Русская версия, которая выйдет в России, будет продаваться и будет обеспечивать меня каким-то роялти. Но самые большие поступления приходят от европейских переводов. Потому что, например, в Германии есть авторское право и там нет «Флибусты».

– Ты против «Флибусты»?

– Как писатель я против, но читателя во мне больше (смеется). Я активно пользуюсь «Флибустой». Профессия писателя появилась 170 лет назад, когда появилась роторная печатная машина, которая сделала книгу очень дешевой. Поэтому Бальзак, Золя и другие французские писатели в числе первых стали получать большие деньги за то, что они пишут. До этого были авторы, которые писали тексты, выходящие очень маленькими тиражами, которые влияли на аристократию, но не влияли на простой народ. Мы сейчас плавно скатываемся к моменту, который был до Бальзака, до роторных машинок, до появления писателя. И на самом деле это нормально.

За последние 20 лет благодаря блогам и интернету возникло больше авторов, чем за все эпохи до этого. Андрей Мирошниченко в книге «Man as Media. The Emancipation of Authorship» говорит, что за 6000 лет возникло 300  миллионов авторов, способных сообщить информацию за пределы своего физического окружения. Сейчас единовременно доступ к авторству имеют 2 миллиарда 400 миллионов человек. Исчезновение профессии писателя приведет к тому, что загниет вся эта пена графоманская. Останутся только те, кто не могут без этого жить, которые будут писать, даже не получая за это денег. Так что исчезнут все-таки издатели, а не авторы. Франсуа Рабле был и до роторной печати.

 


«ПРИЗНАНИЕ ОТЦА ДЛЯ МЕНЯ ОЧЕНЬ ВАЖНО»

– Ты ездишь на стажировки, твои книги и пьесы переводят на другие языки и ставят в Европе. Ты вырвался отсюда и наконец-то полетел.

– Нет, скорее это просто какие-то отдушины. Живешь-то ты все равно здесь. Даже когда живешь там, ты все равно читаешь новости…

– Когда ты живешь тут и когда ты живешь там, где у тебя находится мозг?

– Мозг у меня находится тут. Когда я живу там, когда я преподаю в Вильнюсе, когда я живу в Берлине, когда я уезжаю в Цюрих, я все равно нахожусь тут. Вот в чем фишка.

– И ты постоянно чекинишься в этой реальности. Я не понимаю, зачем?

– Дело в том, что единственно серьезные тексты, которые я могу писать, всегда будут связаны с тем местом, в котором я родился. Не зря Шагал писал Витебск на плафоне Парижской оперы. Он же жил в Париже. Да, благодаря Парижу у него появился образ Эйфелевой башни, но Витебск у него был до 80-х.

Я не знаю психоанализ, но подозреваю, что какое-то ядро в нас формируется в возрасте до четырех лет. И очень важно, где ты этот возраст провел.

– А где ты был в этом возрасте?

– Я был между Ошмянами и Минском, я был в Беларуси. Меня держит Минск, он меня никогда не отпустит. Даже если я решу порвать со всем и  уехать на постоянку куда-то. Есть варианты, я могу преподавать где-нибудь. Но я все равно буду чекиниться здесь, в доменной зоне .by. Поэтому уезжать не надо. Надо стараться кувыркаться тут. Как бы бесперспективно это ни было.

– А где ты учился?

– Я учился в средней школе в Зеленом Луге. После этого поступил на журфак. Я хотел стать писателем. Папа отговорил меня поступать на филфак. Я писал какие-то детективные рассказики. Папа их не читал, говорил: «Отпечатай их на машинке, тогда прочту». Я печатал их на машинке, а он говорил, что слишком занят.

– Ты обижался на него?

– Я ставил цель написать такой рассказик, чтобы он его прочитал. Где-то примерно на третьем романе он все-таки начал меня читать.

– А отец важен для принятия решений в твоей жизни?

– Моя мама очень рано умерла, она очень тяжело болела. Поэтому папа все время был мерилом моей успешности. Его признание, его мнение очень важны. Когда он прочитал «Сфагнум» и сказал: «Да, молодец», – это было очень круто.

 

«Я ГОТОВ СЕСТЬ С КЕМ УГОДНО»

– Есть у меня один знакомый, который говорит о том, что у белорусов важная национальная черта выражается во фразе «если он кого-то не любит, то на одном поле и ср*ть вместе не сядет». В твоем окружении есть такие люди, с которыми бы ты вместе не сел?

– Я не злобливый человек. Я готов сесть – и за стол, и в поле – с кем угодно. Я приветлив даже с критиками, пусть в чистом поле с голой задницей сойтись нам пока не доводилось.

Что интересно – ответная ненависть людей, к которым я приветлив. Время от времени я натыкаюсь на высказывания людей, которые люто, до дрожи в филейных частях, ненавидят меня. Какая-нибудь девушка, которая напишет про меня ну такую инфернальную гадость – притом, что, заметьте, я с ней ни разу не виделся и не представляю себе ни кто она, ни за что меня так. И я думаю: что я человеку сделал? За что? Я этого не понимаю. Чаще всего я исхожу из того, что должна быть какая-то почва. Что-то я неправильно делаю, раз меня так ругают. Найти почву удается не всегда.

– То есть ты пытаешься рыться в себе по поводу этих высказываний?

– Есть два типа критики, если говорить глобально. Есть ругань, направленная на то, чтобы сделать тебя лучше. Дружеская ругань: я тебя поругаю, чтобы ты стал лучше. А другая ругань направлена на то, чтобы тебя уничтожить. Я тебе сейчас скажу: «каб ты здох», «каб у цябе кішкі праз рот лезлі».

Тем белорусам, которые ненавидят, скорее свойственен второй тип ругани.

– Но и тебя самого некоторые считают опасным человеком…

– Почему-то.

– То есть ты знаешь об этом?

– Я просто не понимаю, почему. А что я сделал не так?

– Ты странный, ты сам себе на уме.

– Я сам себе на уме. Я не тусуюсь. Я не сижу по барам по вечерам в шумной компании друзей. Я интроверт.

– Читаешь книжки.

– Читаю книжки.

– …с «Флибусты».

 – С «Флибусты». Вот, мы уже нарыли состав преступления!

– А ты многим людям доверяешь?

– Я доверяю многим, но окружать себя готов тремя-пятью близкими людьми.

– С кем из писателей ты хотел бы подружиться?

– Думаю, я славно пошатался бы по подворотням с Буковски. Я бы даже всосал с ним калифорнийского вина и пошел куролесить в порт. Я бы с удовольствием послушал Борхеса. Я бы просто сел рядом с ним и включил внутренний диктофон.

Из мертвых мне не нравится Достоевский. Мне кажется, что мы не провели бы вместе и 15 минут, потому что я для него был бы «белороссиком».

Я восхищаюсь Сорокиным. В современной России это самый главный сейчас писатель. Мне нравится Улицкая из ныне живущих. Мы же не хотим корефаниться с теми, кто пишет плохо? Но тот, кто пишет хорошо, очень часто записной м*дак. Я хорошо отношусь к прозе Набокова, но вряд ли мог бы провести в его компании 15 минут – с его заносчивостью, завистливостью и прочим.

Я бы потаксовал с Гайто Газдановым по улицам Парижа, послушал бы его белогвардейские истории. Мы, наверное, с ним одинакового типа неудачники.

– А из белорусов?

– Из белорусов – Купала. Пижон Купала. Я знаю в Вильнюсе все бары, в которых он бухал. Я знаю места, из которых его просто выносили. Мне он симпатичен.

– А хотел бы в новую квартиру Алексиевич приехать в гости?

– Да, я очень хотел бы проехаться по этой квартире (смеется).

– Ты считаешь нормальным, что эту тему так горячо обсуждают?

– Дело в том, что все обсуждают не тему приобретения Светланы Алексиевич, а статус этого дома, в котором она поселилась. Этот дом для многих в Минске стал символом дурновкусия и уничтоженного исторического центра. Символом принадлежности жильцов к властным элитам, к этой спортивно-пенитенциарно-вертикальной среде, которая тут себя считает голубой кровью. И нельзя запретить людям это обсуждать. Тем более что к любому герою – а Светлана стала героем, получив Нобелевскую премию, – всегда предъявляются чуть-чуть завышенные требования.

Но я ее не осуждаю. Я по этому поводу не имею личного мнения. Я лишь понимаю и тех, кто ее осуждает, и тех, кто ее защищает.

 


«БЕЛАРУСЬ – ЭТО “СМЕСЬ ДЕТСКОГО САДА С ТЮРЬМОЙ”. ЭТО И ПРО МИНСК»

– Когда ты приезжаешь в Минск, тебе надо обязательно куда-то сходить, чтобы прийти в себя? Или тебя аэропорт и вокзал сразу же приводят в чувство?

– В универсам «Центральный», я обязательно выпью кофе «Оскар». Такого кофе нет нигде в мире. Это догадаться взять яичный белок, сделать гоголь-моголь и влить его в кофе. Это кто-то гениально придумал.

Есть одни качели на улице Кошевого, с которых офигенно видны звезды.

Есть несколько мест, в которые я с удовольствием прихожу.  

– Вот опять: ты говоришь про Минск слишком правильные вещи. Это звучит как будто нарочито.

– Нарочитости нет. Я же говорю про очень личные вещи.

– Но личные вещи можно тоже сделать «медийно правильными».

– Кофе в «Центральном» – это же явно не поза. Это прилавок с разной степени негламурными персонажами вокруг тебя. Но кофе там офигенный. Ты всегда туда возвращаешься.

Просто любому персонажу нужна сцена. Минск в качестве сцены отличается тем, что его внешний вид постоянно меняется. Более того, меняется до такой степени постоянно, что, возвращаясь в него, ты его не узнаешь. И его изменчивость, склонность к метаморфозам и еще ряд поганых нюансов делает этот город не похожим вообще не на что.

И мы все – ты, Некляев, Вашкевич со своей живописной стороны – пытаемся этот город как-то закрепить. Мы пытаемся сделать так, чтобы те декорации, в которых мы сейчас находимся, больше не менялись. Чтобы, вернувшись завтра, мы снова сели на этой террасе, снова заказали кофе «Оскар» хотя бы. А оно все смывает нас. Это какой-то город, куда-то несущийся.

– А чем Минск хорош для тебя?    

– Он не глобализованный, очень добрый и искренний. Он трагикомичный. А что может быть лучше для сюжета, чем трагикомизм? Здесь что ни сцена, то смесь анекдота с эпитафиями. Тут что ни биография, то какой-то п*ц. И самое главное, что он не похож ни на что. Тот человек, который сформулирует закон этой непохожести, будет гением.

Но проблема в том, что мы все не формулируем. Я что-то скажу, ты что-то скажешь, Вашкевич. Но это все будет по периферии. Алексиевич как-то сказала, что Беларусь – это смесь детского сада с тюрьмой. Это тоже очень точно. Это тоже про Минск. Про милицейские социальные плакаты, которые соседствуют с «божьими коровками, которые не курят в кроватке». Про девятиэтажку с синей плиточкой в Зеленом Луге, в которой ты можешь навестить своего отца. И прогуляться после этого по кишащему клещами зеленолужскому лесу. Словить клещей, как и 10 лет назад. А потом исчезнуть – как исчез один из персонажей «Сфагнума».

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
07.06.2016
Люди  
 
96
0
0
0
КОММЕНТАРИИ
Россиянин 07-06-2016, 10:32
-67 85 152
Претенциозный чувак. Не получил удовольствия от прочтения интервью.
ОТВЕТИТЬ
света 07-06-2016, 14:03
+40 82 42
Это потому, что ты глупый.
ОТВЕТИТЬ
Вовка 07-06-2016, 14:07
+106 136 30
почему Мартинович с фотографии смотрит на меня как на говно?
ОТВЕТИТЬ
Балтарусис 07-06-2016, 21:00
Этот комментарий был скрыт, так как не соответствует правилам комментирования. См. п. 10.
ОТВЕТИТЬ
понравилось читать текст, но не понравилось, с каким настроением он отвечает на вопросы, по ходу тоже с плохим, как при встрече с хипстерами,
откуда такая озлобленность? нормальный человек, с умными мыслями в голове, но обозленный,
кстати, это тоже одно из качеств белорусов помимо зависти,
начни с себя, чувак! глядишь, медиа тебя лопатой бить больше не будет, а узнавать будут не только хипстеры
ОТВЕТИТЬ
Кирилл 11-06-2016, 05:27
+6 11 5
Вы бы могли выбрать пару озлобленых фраз, а то я что-то их не заметил, мм?
ОТВЕТИТЬ
Л.Фрай 07-06-2016, 10:46
+23 45 22
Когда-то я понял: то, что происходит в Беларуси с тобой, не так важно. Потому что твое будущее в Беларуси завязано на твоем будущем вне Беларуси.

Он определенно будет популярен.
ОТВЕТИТЬ
"нет пророка в своем отечестве"
откровение. да.
ОТВЕТИТЬ
Татьяна 07-06-2016, 10:47
+126 150 24
Давно я так не наслаждалась от чтения интервью с кем-то. Очень честно все сказано и очень тонко все подмечено. Человек с широким кругозором, который не закрывает глаза на то, что видит, и честно об этом говорит. Признаюсь, не читала ваши книги, но сейчас как раз восполню тот пробел.
ОТВЕТИТЬ
ava
Виктор Валерьевич был одним из моих любимых преподавателей. На него всегда хотелось ориентироваться. Зачем же тогда так много ненормированной лексики в его ответах(((
ОТВЕТИТЬ
Ненормативной лексики всё-таки ;) Не огорчайте Виктора Валерьевича.
ОТВЕТИТЬ
ava
Проведите пример, пожалуйста. Действительно не хочется никого огорчать
ОТВЕТИТЬ
Пример чего? :) Я про то, что лексика "ненормативная", а не "ненормированная"
ОТВЕТИТЬ
ava
Ненормированная лексика - это иноязычные слова и выражения, сленг, жаргон, просторечье, профессиональная лексика и лексика обсценная (т.е. ненормативная, ругательная) и т.д. Всё это включено в одно понятие. Честно говоря, откровенных матов в тексте не заметила. Поэтому по-прежнему жду от вас примеров)
ОТВЕТИТЬ
А чем Вас ненормативка не устраивает? Выражение своих чувств и мыслей может происходить по-разному. И о никому и ничем не обязан. Он такой, какой есть. Он сам себя устраивает на все 99%. Ведь это очевидно. Поэтому ИГИЛ Вам в хату, будьте терпимее и к окружающим, и к их мнению, и к способу выражения этого мнения.
ОТВЕТИТЬ
ava
"не пощу фоток", "в которых он бухал", "очень часто записной м*дак" это всё примеры ненормированной лексики. но относятся они к разным составляющим.
ОТВЕТИТЬ
Да пожалуйста: "то ни биография, то какой-то п*ц"
ОТВЕТИТЬ
Андрей 08-06-2016, 16:05
+4 6 2
Это живая речь.
ОТВЕТИТЬ
Может, затем, что он не такой, каким Вы его себе нарисовали?
Человек, не нарушающий УК, не должен оправдываться за свое поведение никогда и ни перед кем.
Скажите, лучше, спасибо преподавателю, который порвал Ваш шаблон.
Это один из самых важных уроков, которые в принципе можно получить. Если уметь этим правильно воспользоваться.
ОТВЕТИТЬ
Этот комментарий был скрыт, так как не соответствует правилам комментирования. См. п. 2.
ОТВЕТИТЬ
Виктор, уважайте свою аудиторию! Никто вас выскочкой не считает. Мне, как читателю, хотелось бы встретить вас где-нибудь в кафе, чтобы задать вопросы относительно ваших книг. А теперь как-то подходить страшно и немножко неприятно
ОТВЕТИТЬ
Надежда 07-06-2016, 13:01
+73 81 8
Я думаю, что люди ходят в кафе, чтобы попить кофе, а не давать интервью. В этом то и дело...
ОТВЕТИТЬ
А я думаю, что это здорово время от времени встречать незнакомых людей, которым интересно твоё творчество. Тем более, никто не говорит про интервью
ОТВЕТИТЬ
Надежда 07-06-2016, 13:43
+30 40 10
Ну, так улыбнитесь ему.) А вот, нарушать личное пространство не стоит.
ОТВЕТИТЬ
Иногда писателей, которых очень любишь, хочется вообще обнять, тем самым выразив всю свою признательность :)
Но это действительно вторжение в личное пространство, пусть такое и наивное. Хороший вы совет дали, спасибо)
ОТВЕТИТЬ
шоколадка 07-06-2016, 14:52
-5 10 15
Ну а вот представьте, что Вы этого писателя встретили не в кафе, а в поликлинике в очереди на анализы. Ему нужны будут Ваши объятия? Приятно ему будет?
ОТВЕТИТЬ
Интровертам льстит внимание, но внимание отдаленное.
Вторжение в личное пространство отнимает много сил, и неприятно.
Даже людей, которых он знает лично и давно, зачастую не охота видеть чаще раза в год.
А Вас-то данный интроверт вообще не знает ))
ОТВЕТИТЬ
Интровертам льстит внимание, но внимание отдаленное.
Вторжение в личное пространство отнимает много сил, и неприятно.
Даже людей, которых он знает лично и давно, зачастую не охота видеть чаще раза в год.
А Вас-то данный интроверт вообще не знает ))
ОТВЕТИТЬ
Этот комментарий был скрыт, так как не соответствует правилам комментирования. См. п. 2.
ОТВЕТИТЬ
Пристрастия 07-06-2016, 11:18
+35 58 23
Мартинович не ходит в мануфактуру, потому что там сахар кубиками. А это не по-европейски! Терраса не дотягивает до виленских террас! Короче, сложно быть единственным европейцем в Минске))
ОТВЕТИТЬ
"Ты живой человек. У тебя может быть плохое настроение. У тебя может...", "И ты сто раз можешь подчеркивать..." - не дистанцируйтесь от нас, пожалуйста, через местоимения - я, меня.
ОТВЕТИТЬ
Удивительно, как неглупый и тонкий человек (судя по книгам и текстам) может быть до такой степени самовлюбленными во всех интервью и не чувствовать этого (или, того хуже, нарочно это выставлять).
А книги хорошие, с удовольствием прочитаю новую (когда на Флибусте появится).
ОТВЕТИТЬ
Неприятно читать комментарии. Тяжело поверить, в такую пугающую динамику среди, казалось бы, относительно прогрессивных горожан. «Не получил удовольствия», «не понравилось с каким настроением он отвечает». Ох.
ОТВЕТИТЬ
Россиянин 07-06-2016, 11:53
+24 44 20
А что пугающего? Просто мне, как читателю, не понравилось интервью. Чувак такой интроверт и так его тяготит внимание хипстеров, что он дает интервью на одном из самых хипстерских ресурсов бел. сегмента сети. Последовательность.
ОТВЕТИТЬ
Пристрастия 07-06-2016, 12:36
+14 29 15
еще и сноб
ОТВЕТИТЬ
Платон 07-06-2016, 11:58
+14 23 9
А что плохого в высказывании своего мнения? Или современный беларус должен податливо кивать головой на все слова в его адрес? Мне не понравилось, как Виктор обижается на людей и на государство, в котором он живёт. Эти вещи нужно разграничивать. Мне стало неприятно, ведь я думал, что только вместе с такими людьми, как Мартинович, можно что-то изменить. А он отгораживается, обижается, предпочитает не знать своего читателя, мысля о нем предустановками. Что ж
ОТВЕТИТЬ
недоврач 07-06-2016, 13:43
+10 12 2
поверьте. ну, или попробуйте хотя бы. что плохого в том, что люди, прочитав статью, составили и выразили своё мнение о ней и о писателе? если их мнение не совпадает с Вашим, то это не плохо. это вообще никак. просто есть Ваше мнение, а есть их.
ОТВЕТИТЬ
ava
Виктор хороший парень, но по-моему, хочет жить какой-то придуманной книжной жизнью писателя XIX-XX веков, где обязательно должна быть 1) эмиграция, 2) страдания от непринятости толпой, 3) создание ощущения владения какой-то тайной. Всё это выглядит очень архаично, потому что повторяет контуры мира, которого давно нет.
ОТВЕТИТЬ
Золотой цветочек 07-06-2016, 14:46
+27 30 3
Лучший комментарий
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 07-06-2016, 15:44
-36 4 40
Только вот вы все в заднице, думаете как в офисе за копейки прожить или как втюхать что то нищим беларусам а Мартинович в дамках. Живет за границей когда хочет, через лет 20 нобеля получит.
ОТВЕТИТЬ
Извечная привычка беларусов - откладывать свою жизнь на потом, вот получу нобеля, вот тогда вы все будете мне пятки лизать, вот куплю ту дорогую машину и будете делать мне ку три раза, а я на вас сверху плевать... А тем временем жизнь проходит и становится страшно умирать, так и не пожив.

С нобелем или с золотыми унитазами, никто вас не станет уважать, если вы к себе и к своей жизни относитесь с пренебрежением. Есть же отличный пример в РБ, человека, который получил всё и залез на самый верх, но так и не стал счастливым и не обрёл любви окружающих, потому что чувствует, что не на своём месть, но боится принять себя таким, какой он есть, боится всё потерять и вернуться к той жизни, которую презирает. Ничему не учит вас его пример?

Человек не может быть интересным другим, если он неинтересен самому себе, человек, в ком нет любви к себе, не может разделить её с окружающими. К нам относятся так же, как мы относимся к себе. Так что уважайте себя, если хотите уважения, любите себя такими, какие вы есть, если хотите чтобы вас любили, будете втаптывать себя и свою жизнь в грязь, не удивляйтесь, если то же самое с вами будут делать и окружающие, или тот человек с большой буквы П, который всего достиг.
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 08-06-2016, 10:51
+3 5 2
Ну вы сравнили Нобеля с золотым унитазом)
ОТВЕТИТЬ
НеЧиталНоОсуждаю 07-06-2016, 12:07
+14 21 7
"Ты либо популярен здесь, и тогда ты – никто за пределами, на «большой воде», либо тебя читают в Берлине или Вене, и тогда тут ты – последний человек".

"Здесь есть общество, которое считает свою культуру а) вторичной, б) исторически провинциальной. Это общество смотрит в рот другим культурам. Для того чтобы Алексиевич начали читать, нужно было получить Нобелевскую премию в Швеции".

Вы как-то определитесь уже с системой порицания.
ОТВЕТИТЬ
ava
Основная проблема наших локал селебрити — это не умение ввести смол толкс, отсутсвие доброжелательности, и не умение улыбаться. Ну откуда у них доброжелательность если они людей не любят, и только и могут что: "В Беларуси отсутствует такой инструмент, как память. Это общество без памяти."
Да, такого ёжика в кофейне встретишь, можно и кофе подавиться.
ОТВЕТИТЬ
Россиянин 07-06-2016, 12:12
-26 16 42
Писатель, награды получает, по миру ездит, а в голове совок.
ОТВЕТИТЬ
To nie zdrowo 07-06-2016, 17:05
+14 21 7
Спасибо, просветил нас, колхозанов белорусских. Откройте секрет, откель вы к нам пожаловали: Ямало-Ненецкий автономный округ али Саха-Якутия?
ОТВЕТИТЬ
Россиянин 07-06-2016, 17:25
-15 7 22
05 регион. Моешь начинать извиняться уже сейчас.
ОТВЕТИТЬ
To nie zdrowo 07-06-2016, 18:38
+11 12 1
Ага, кергуду:)
ОТВЕТИТЬ
ava
побольше бы таких сверстников, глядишь, и не тянуло бы свалить. Доброжелательность - в жопу. за скренность - респект
ОТВЕТИТЬ
Очень интересное интервью. И отдельное спасибо, Ситидог, за фотографии.
ОТВЕТИТЬ
Віктар - адзіны беларускі празаік, які радуе сёлета.

А дзе купіць кнігу пра Шагала, падкажыце? Нідзе няма:(
ОТВЕТИТЬ
узнал что Купала бухал
интересно а бухал ли Колас или просто квасил ?
ОТВЕТИТЬ
Этот комментарий был скрыт, так как не соответствует правилам комментирования. См. п. 2.
ОТВЕТИТЬ
и тем не менее, конечно же, чел - ценный.
.
нельзя не отметить все-таки важную констатацию:
"Я так понимаю, что в Беларуси есть большая прослойка людей, которые сомневаются в том, будет ли эта страна и вообще нужна ли она. Это те самые люди, которые ездят по городу с георгиевскими ленточками, слушают русский шансон и которые просто ср*ть хотели на Беларусь. Они себя считают гражданами той страны, телевизор которой смотрят."
Да, так и есть. Половина у нас живет в Белоруссии.. Хорошо еще не в какой-нибудь "БелорОссии" (( ...
ОТВЕТИТЬ
ну и напрасно редакция удалила мой, пусть и недоброжелательный (чего уж там), но и не безосновательный по содержанию комментарий:
гармоничность и детерминированность "сознательного неведения" инстаграма героем статьи вполне объясняется достаточной представленностью его фотопортретов в иных источниках

и кстати, (уж это-то, смею надеяться, не "не соответствует правилам комментирования":)) как медийная персона он представляется эдаким национально-отраслевым аналогом таких нарочитых "нестареющих" скромняг-смазливцев/девичьих-кумиров в поп-музыке, как дима маликов или джеймс блант (и что ... характерно оба из которых, как и ВМ в текстах, пытаются эдак застенчиво, но старательно "разрушать образ паиньки", педалируя некоторую брутальность в формате своих относительно вроде бы популярных личных "буквально_прозаических" трибун, а именно - посредством твиттера)

3ZEMT
ОТВЕТИТЬ
Дзякуй, вельмі добрая гутарка.
А Віктару дзякуй найперш за спробы фармуляваць і сфармуляваць. Калі атрымаецца, мы станем іншым народам. Для мяне апошняя частка інтэрв'ю была самай важнай.
ОТВЕТИТЬ
Ситидожек, запили путеводитель по местам, где бухал Купала
ОТВЕТИТЬ
вырвалось 07-06-2016, 14:01
-3 9 12
хорошее интервью, было приятно читать и просто читать захотелось больше, спасибо
ОТВЕТИТЬ
удивительно удачные фотографии - даёшь больше качественного визуального контента, ситидог!
ОТВЕТИТЬ
йцукен 07-06-2016, 14:20
+17 20 3
"Ты, я и Вашкевич" )))))) аж два раза. Ну и правда - кто, кроме нас-то?)
спасибо, поржали
ОТВЕТИТЬ
ava
Ненормированная лексика - это иноязычные слова и выражения, сленг, жаргон, просторечье, профессиональная лексика и лексика обсценная (т.е. ненормативная, ругательная) и т.д. Всё это включено в одно понятие. Честно говоря, откровенных матов в тексте не заметила. Поэтому по-прежнему жду от вас примеров)
ОТВЕТИТЬ
божемой, ну вы молодец! Поставили человека на место гуглом! Молодец в квадрате, раз знали разницу. Но, может, успокоитесь уже с примерами?
Ради справедливости стоит заметить, что ненормативная лексика тоже была (дам наводку: что такое ненормативное, которое скрыто звездочкой и находится во втором абзаце снизу?), но к счастью, мою тонкую душевную организацию это не ранило.

Виктор Мартинович был и моим преподавателем тоже! Потрясающий умнейший человек, замечательный Преподаватель. Честное интервью, отражающее нашу действительность!
ОТВЕТИТЬ
ava
У меня диплом был на эту тему, так что гугл тут не при чём)
ОТВЕТИТЬ
уменядипломнаэтутему 07-06-2016, 19:31
+38 43 5
Ни при чём !
ОТВЕТИТЬ
А по-моему просто удивительно доброжелательное лицо у Виктора, а его "выражение" на фото и вовсе - хочется улыбнуться, а не выискивать колкость и претенциозность.
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 07-06-2016, 15:49
+6 17 11
Претентиозный, самовлюбленный, неприятный, метросексуальный, какой еще ткам? НО! Мартинович может позволить себе быть каким захочет, он уже вырвался из матрицы.
ОТВЕТИТЬ
..пробрался за матрацы..
ОТВЕТИТЬ
ava
Кто это такой? Мне даже гугл не показал
ОТВЕТИТЬ
Donna Rosa 07-06-2016, 16:31
+11 21 10
Что такое "чекиниться в этой реальности", "батхерт", "локал селебрити", "смол толкс" ? Что это за коверкание русского языка в интервью, да и в комментариях? Уши вянут.
ОТВЕТИТЬ
ava
Это всё культурная память, и данный дисскурс совсем не новый. Грибоедов называл это "господствует еще смешенье языков: французского с нижегородским". Как удачно заметил мой друг Петя Фомичёв:
--
Читаю я, значится, Толстого (не читал в школе) и у него речь высшего света в каждом втором предложении содержит вкрапления французских слов, а также англицизмы.
Так что кажется, что мы, digital native специалисты, вполне бы сошли за top level дворян с нашими консернами и values.
В целом, мне теперь совсем непонятно, почему многие радеют за чистоту русского языка, если еще 100 и более лет ситуация с заимствованиями была не лучше, чем сейчас.
---
так вот, культурному классу нужно всячески демонстрировать плебсу ху из ху :)
ОТВЕТИТЬ
Donna Rosa 07-06-2016, 18:44
+3 6 3
Что такое digital native специалисты? Объясните плебею. Пожалуйста.
ОТВЕТИТЬ
ava
Digital Native (примерно можно перевести как рус. коренной житель цифрового общества, человек, родившийся в цифровом обществе, "цифровое поколение") — термин, впервые использованный американцем Марком Пренски для обозначения людей, которые родились во время цифровой революции и, тем самым, уже с самого своего рождения находятся под воздействием цифровых технологий. Содержание этого понятия близко понятию Поколение Зет; «цифровой человек» рассматривается как главный житель «цифрового века». Людей, которые родились до начала цифровой эпохи, Пренски назвал, соответственно, «цифровыми иммигрантами» (Digital Immigrants).
ОТВЕТИТЬ
Donna Rosa 07-06-2016, 20:14
-3 6 9
Ломаный русский, я так понимаю, является неотъемлемым атрибутом этого человека.
ОТВЕТИТЬ
всякое 07-06-2016, 20:16
+7 10 3
Тут варта адзначыць, што Прэнскі - пісьменнік кніжак па педагогіцы рукамі, таму яго сацыялагічныя канструкцыі наўрад варта ўспрымаць сур'ёзна.
ОТВЕТИТЬ
ava
Этот комментарий был скрыт, так как не соответствует правилам комментирования. См. п. 2.
ОТВЕТИТЬ
всякое 07-06-2016, 20:13
+1 6 5
Книга – это самое холодное медиа из всех возможных.
- Не будзем чапляцца да перакладу, але кніга альбо, па меншай меры, не кожная кніга ёсць самы прахалодны сродак камунікацыі. Ці мы з Віктарам чыталі рознага Маклюэна?

До этого были авторы, которые писали тексты, выходящие очень маленькими тиражами, которые влияли на аристократию, но не влияли на простой народ.
- Даволі-такі дзіўна лічыць трэцяе саслоўе цалкам і цалкам "простым народам". Русо , бацька Вялікай французскай, Дзідро, Вальтэр, Мантэск'е пісалі кнігі, якія аказвалі уплыў на гарадскую буржуазію крыху не 170 гадоў таму, пра ўплыў на арыстакратыю - гэта хутчэй гісторыя італьянцаў і Томаса Мора.

Прабачце.
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 07-06-2016, 20:47
-12 17 29
Мартинович на голову умнее и глубже каждого из здесь отписавшихся. А такому человеку всегда сложнее вписаться в большей частью туповатое общество вокруг.
ОТВЕТИТЬ
Віктар, чаму Вы не лагінецеся ?
ОТВЕТИТЬ
ava
фразу для заголовка подобрали так неумело и вырванно из контекста
ОТВЕТИТЬ
Столько напускного драматизма ) В том числе в одежде ) Счастливого пути, Виктор!
ОТВЕТИТЬ
Больше всего удивилась, когда увидела Мартиновича в реальной жизни: какой-то сгорбленный, стеснительный, говорит неуверенно. Замухрыжка какой-то. Совсем не тот образ, что транслируют СМИ и фото - например, в этом интервью.
Но говорит по делу, отличное интервью.
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 08-06-2016, 07:45
-28 6 34
Замухрыжка? Ты нормальная вообще? Он умнее и глубже тебя в раз 5-10. И это все что ты можешь из себя выдавить? Анализ хайлэвэл. Наверно от того что каждый день все мозги заняты одним вопросом "как я сегодня выгляжу". Тебе бы в рубрику уличная мода.
ОТВЕТИТЬ
Чем он умнее, тем что начитается депрессивных книжек, а потом не находит себе места, пока эту черноту не выплеснет наружу - внезапно я изменился и перестал себя любить. Офигеть откровение. Чтобы быть таким как Мартинович много ума не надо. Научиться быть лучше, ярче своего окружения - вот это достойно уважения. А от брюзжания и нытья и так звон в ушах. Впрочем, это возрастное, все такими были, и Виктор тоже когда-нибудь повзрослеет.
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 08-06-2016, 09:41
+1 10 9
Ой, сейчас каждый встречный пытается быть/казаться лучше и ярче, выставляя свою лживую поверхностную жизнь напоказ, все это стремление и строится на уровне примитивных животных инстинктов. Уже просто слепнешь от этой фальшивой яркости. Но кто-то должен называть вещи своими именами, пытаться заглянуть в самую суть, заниматься как внутренним самокопанием так и внешним, иначе мы окончательно погрязнем в этом мире иллюзий.
ОТВЕТИТЬ
А Матинович не лукавит, когда сгущает краски, выставляя себя жертвой, или ему нравится образ Гамлета, терзающего себя изнутри сомнениями? А уж не любит ли он форму больше содержания? Перечитайте интервью, в нём много красиво построенных фраз, а смысла ноль. А за границу он выезжает не в надежде убежать от самого себя? Я скажу вам зачем беларусы уезжают за границу - к ним там относятся как к людям, но возвращаются ли они обратно людьми? Меняются ли они? Если только в худшую сторону, впитывают беларускую атмосферу в себя и становятся ходячими источниками ненависти, мимикрируют, чтобы не контактировать с подобными себе - вот это животный инстинкт беларуса, о котором вы говорили, быть как все.

Внешняя оболочка меня не интересует - татухи, потому что я не люблю своё тело, модная одежда, потому что я хочу скрыть отсутсвие вкуса, дорогие вещи, потому что я стесьняюсь своей бедности и прочее. Я говорю о содержании, беларусы не меняются, и не хотят меняться!
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 08-06-2016, 07:46
-13 3 16
Да уж, все что остается толпе деградировавшей в своих офисах при встрече с кем то намного умнее их - это реагировать на уровне примитивных чувств восприятия и инстинктах.
ОТВЕТИТЬ
Мартинович, залогинься
ОТВЕТИТЬ
А кто это?
ОТВЕТИТЬ
Такой не такой 08-06-2016, 10:05
0 5 5
Тот же вопрос))
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 08-06-2016, 10:16
-6 6 12
Шо Катюха не пишут в твоих модных журнальчиках о Мартиновиче? Это наш современный Якуб Колас (на всякий случай Якуб Колас - гэта знакамiты беларускi пiсьменнiк XX стагоддзя, якi ужо загiнуу)
ОТВЕТИТЬ
Мартинович, залогиньтесь.
ОТВЕТИТЬ
Да здравствует король 08-06-2016, 10:56
-3 9 12
Еще один копипаст-шутник. Ололо кек-кек. Мартинович пишет мощнейшие произведения, а вас хватает только на самовыражение через заезженные копипаст-приколы. И собралась здесь такая публика - сидят, оценивают)
ОТВЕТИТЬ
Шляпа 08-06-2016, 11:44
+3 8 5
Что и требовалось доказать — театр одного баттхерта (на всякий случай "баттхерт" — гэта смыленне панiжэй спiны).
ОТВЕТИТЬ
Жаль, почти никто не знает Мартиновича как автора "Белорусской газеты", теперь "Белгазеты". Вырос на его текстах. Уверен, лучше него никто не чувствует нашу реальность и так тонко не осознает происходящее. Писательский талант помогает ему все это передать аудитории. Не судите человека по его словам (интервью), судите по его делам (статьи и книги).
Это герой нашего времени. Очень рад, что такие люди все еще "кувыркаются" здесь.
ОТВЕТИТЬ
Валиум 08-07-2016, 13:22
+1 1 0
Сколько раз читал его тексты в Белгазете, столько раз они мне не нравились. Всегда после прочтения оставалось ощущение что тебя нае**ли. Информации минимум - все информационные поводы абсолютно на поверхности лежащие. Во-вторых, аналитики ноль, человек куражится, выдумывает, высасывает что-то, и крутит одну и ту же довольно очевидную мысль как проигрыватель с заевшей пластинкой. Господи, как же это было скучно. Но фиг с ним, это были двухтысячные, все зарабатывали как могли. Но для тех, кто считает то что он пишет (ладно, писал, у меня пока не хватило желания оценить последние лонг-риды) умным и тонким, у меня плохие новости.
ОТВЕТИТЬ
ava
Очень радостно, что у ситидога появилось нечто читабельное.

Мартинович очень понравился. Хотя раньше напрягала его слащавость.
ОТВЕТИТЬ
Закаханая 08-06-2016, 14:02
+1 8 7
Блин, обалденный мужик!
все романы прочла. Обожаю
ОТВЕТИТЬ
Николай 08-06-2016, 22:30
+1 9 8
Отличный журналист, отличный писатель. Живое интервью. Я получил огромное удовольствие, читая его. На мой взгляд, никакого пижонства и заносчивости в нем нет и в помине. кто был на презентациях его книг, тот может сказать, что это скромный и одновременно открытый светлый человек. Такое вот создается первое впечатление.
ОТВЕТИТЬ
Коллега 09-06-2016, 11:48
+2 5 3
Очень грустное интервью, жаль наших, которых и так и сяк выгоняют из страны, а пойти некуда. Хорошо в Европе, но чужая она. Хочется быть там, где был в четыре, и чтобы там было хорошо. Но хорошо не будет. Не знаю, остались ли вообще те, кто еще ждет чего-то, когда уже те, кому и 30 нет, ждать перестали. Надо кувыркаться здесь, несмотря ни на что, говорите? Не знаю, не знаю... Так подумать - что держит? Бабушкин дом в центре, дедова дача... Места детства застроили, яблоневый сад, что был на месте Националки, вырубили. Взять бы в горстку то, что осталось, и поехать с этим искать новое место, начинать новую жизнь...
ОТВЕТИТЬ
Sveta Zaharova 09-06-2016, 15:22
+2 5 3
К слову, фото на самом деле крутые)
Спасибо за интервью!
ОТВЕТИТЬ
ava
Хочет уехать из страны - не уезжает. Хочет проехать по квартире Алексиевич - он не приглашает. И всё в том же духе. Эдакий окололитературный слесарь с мотором Полесов, кипучий местечковый лентяй и позёр.
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY