«Все комплексы сидели у меня в голове»: минчанки об интеграции в Германии и нежелании возвращаться

2016-12-21
Люди  
 
24

«Все комплексы сидели у меня в голове»: минчанки об интеграции в Германии и нежелании возвращаться

Все у нас в голове
Недавно мы побывали в Берлине и услышали от белорусских эмигрантов: «Даже не думайте сюда ехать, наши люди совсем другие. Тут нашим делать нечего». Мы решили разобраться, насколько страшна интеграция и какие перспективы – кроме работы посудомойкой – могут ждать белорусов в Германии.
0
0
0

Недавно мы побывали в Берлине и услышали от белорусских эмигрантов: «Даже не думайте сюда ехать, наши люди совсем другие. Тут нашим делать нечего». Мы решили разобраться, насколько страшна интеграция и какие перспективы – кроме работы посудомойкой – могут ждать белорусов в Германии.

ЛЕНА
Организовала русскоязычное культурное общество «Рокфронт» и получила
премию города Гамбург за культурный вклад в интеграцию

Лена переехала в Германию в 18 лет вместе со своими родителями. Они оставили в Минске все: родители – работу и налаженную жизнь, а Лена – любимого парня и друзей.

– Мой папа – еврей, мама – наполовину русская, наполовину белоруска. Мы с семьей всегда понимали, что уедем. Все мое детство нам приходили письма с приглашениями от родственников из Израиля и США. Помню даже проводы в ресторанах двоюродных братьев папы, когда те уезжали с семьями – тогда казалось, навсегда.

Раньше, чтобы эмигрировать, моим родителям нужно было получить разрешение от своих родителей. А мой еврейский дедушка, коммунист-патриот, этого разрешения никогда не давал, пока не произошел развал СССР и не грянула реформа Павлова, когда сгорели все накопления бабушки и дедушки, которые они собирали всю жизнь. Сгорели и деньги, которые лежали у меня с братом на книжке. Только тогда дед нас отпустил, но сам уезжать не захотел.

«В Минске завелся рэкет: угрожали не только папе, но и всей нашей семье»

Родители Лены для новой родины выбрали Германию, которая была ближе к Беларуси, чтобы можно было навещать родителей. Документы оформляли через немецкое консульство в Москве. После подачи документов семья Лены еще три года ждала приглашения в Германию. В то время была открыта программа «Политические беженцы»: немцы приглашали то же количество евреев из Восточной Европы, что было уничтожено во время Холокоста.

– Приглашения мы не ждали каждый день, просто жили своей жизнью – и однажды, в 1993 году, оно пришло. Родители стали увольняться с работы и продавать квартиру в Минске. В августе 1995-го мне как раз исполнилось 18, и мы уехали. Какой была обстановка в Минске, объяснять, думаю, не надо – опишу только нашу ситуацию.

Мой папа стал индивидуальным предпринимателем и открыл первые киоски с разноцветным мороженым – один из киосков стоял в парке Челюскинцев. Тогда же завелся рэкет: угрожали не только папе, но и всей нашей семье. Поэтому, с одной стороны, мы немногое теряли с такой обстановкой, хотя, переезжая, даже не знали языка.

– Если честно, сложно представить, как трудно это далось родителям. Видимо, положение было действительно отчаянным, чтобы взять и начать жизнь с нуля. Хорошие работы, друзья, родственники – они оставили всё. В Германии нам сразу дали постоянный вид на жительство, определили в общежитие в центре города: одна комната, две двухъярусные кровати, общий туалет и душ в коридоре. С нами в общаге жили такие же еврейские эмигранты, югославы и афганцы – такая небольшая дружная семья. 

Нас сразу отправили на языковые курсы и начали платить социальное пособие. Первые три года было очень тяжело, потому что мой любимый мальчик и друзья остались в Минске. Я ездила в Минск при каждой возможности – 4 или 5 раз в год. Все эти веселые поездки на машине через Польшу в 90-е – про это можно романы писать.

«Все комплексы сидели у меня в голове.
пока однажды я сама их не переступила»

– Я еще очень долго не общалась с немцами – стеснялась своего языка. Думала, что они косо смотрят и не любят таких, как я. Все эти комплексы сидели крепко в моей голове. Пока однажды я сама не перешагнула через психологический барьер и сама не начала общаться с немцами. В основном мои друзья русскоязычные, но с немцами я прекрасно лажу и у меня есть парочка хороших интересных немецких друзей. Правда, они у меня появились только через 10 лет жизни в Германии.

Свое профессиональное образование Лена получила в интеграционном классе для девушек – это был экспериментальный класс. Пообщаться с немцами во время учебы ей не довелось – с ней учились только иностранки. Получив образование, девушка стала менеджером по информационным и телекоммуниционным сетям – или, проще говоря, сисадмином.

– Прошло уже много лет, сейчас я получаю второе образование – социальный педагог в государственном институте по социальной педагогике и параллельно работаю воспитателем за городом в начальной школе в очень богатой деревне.

«Люди закрывались в своих “русских гетто”,
где селились и белорусские евреи»

– Эмиграция русскоязычных сейчас проходит проще, потому что люди не бегут сломя голову семьями с родных насиженных мест, а поступают обдуманно. А если знать язык, все еще проще. Хотя с хорошим английским здесь тоже можно найти работу программиста, математика или физика.

Проблема некоторых иммигрантов в том, что у них нет желания общаться с местным населением. Люди закрывались в своих «русских гетто» и образовывали целые районы. Там селились русские и белорусские евреи вместе с русскими немцами и варились в своем котле. Это как раз они не подпускали к себе «чужих», не открывались, не общались с немецкоязычными коллегами в свободное от работы время. Потому что трудно найти народ толерантнее немцев в этом отношении. Я думаю, что причины «неприживания» надо искать только у себя в голове.

Вернуться обратно в Минск – нет, но в гости очень хочу. Но, по-видимому, не настолько, чтобы взять и сделать себе белорусский паспорт. Дело в том, что у меня двойное гражданство. Я приехала в Германию с паспортом Советского Союза. Пока он был действителен , я ездила в Минск, потом получила немецкое гражданство, но от белорусского не отказывалась. То есть на территории Беларуси я все еще гражданка. И, чтобы мне туда приехать, нужен паспорт. Причем я пыталась открыть белорусскую визу, но не вышло. Все мои самые близкие люди живут в Германии: мама, папа, брат, кузина, племянница, бабушка, тетя, дядя – даже лучшая подруга вышла замуж за немца. В Минске я не была вот уже 16 лет.

«Я привожу в Германию тех, кто мне нравится.
например, 
Brutto и “Серебряную свадьбу”»

– У меня много энергии, и я не люблю скучать. Поэтому я создала и сейчас представляю русскоязычное культурное общество «Рокфронт». Это общество собрало под одной крышей всех творческих людей. Мы помогаем им находить площадки для самовыражения: кино, выставки, клубы или реклама. У нас есть и театральная студия, я там тоже занимаюсь. Мы ездим по русскоязычным фестивалям и выступаем.

В основном мы помогаем русскоязычным иммигрантам, потому что, как ни крути, немцам здесь проще что-то организовать. Но это никак не связано с закрытостью – наоборот, мы самая известная и открытая среди немцев организация. Кому интересно – тот к нам и приходит. Например, кинофорум KinoHafen, где транслируются русскоязычные фильмы с немецкими субтитрами, посещают около 50% немецкоговорящих.

Я привожу в Германию музыкальные группы и спектакли, например Гомельский театр с «Альпийской балладой», «Серебряную свадьбу», а в этом году – Brutto и российский «Аукцыон». В основном вожу тех, кто мне нравится.

На Brutto в Гамбург пришли только единицы белорусов, потому что их в принципе здесь немного по сравнению с украинцами и русскими. В Берлине уже больше.

Лена (крайняя справа) на кинофоруме KinoHafen, где транслируются русскоязычные фильмы с немцкими субтитрами.

«Мы отмечаем два рождества, песах и еврейский новый год»

– Я очень отличаю белорусскую и русскую культуры, но в то же время нельзя не признать, что они похожи. Меня всю жизнь мучает проблема национальности. По папе я не еврейка, по маме я наполовину русская, наполовину белоруска, а гражданство – немецкое и белорусское, хотя и без паспорта. Хотя мамины белорусские родственники и еврейские папины – коренные минчане с начала 19-го века.

Мы отмечаем два Рождества – католическое и православное, Пасху – с мамиными куличами, а еще Песах с еврейским Новым годом. Мама готовит безумно вкусные колдуны, хотя и фаршированную рыбу тоже может. А я ни то, ни другое готовить не умею.


ВАЛЕРИЯ
за два года в Берлине реализовалась как художник

Валерия по первому образованию – архитектор. Шесть лет проработала проектировщиком в сфере обеспечения безопасности. В свободное время никогда не прекращала увлекаться живописью.

– В один момент, перегорев на работе, я решила уйти из сферы безопасности. Прийти в себя мне помогло искусство. Выбрала новое для себя направление – иллюстрацию. Самостоятельно по видеоурокам и книгам изучала техники и стили. У меня быстро стало получаться – появились заказчики из России, Украины и Беларуси.

Но реализовывать свои амбиции в иллюстрации в Беларуси довольно сложно, как и в многих других видах искусства. Белорусские заказчики не привыкли воспринимать искусство как оплачиваемый труд. Минск я очень люблю за друзей и знакомых, за прогрессивную и неунывающую молодежь, которая несмотря ни на что делает интересные вещи, открывает стартапы, кафе, занимается творчеством. Но чувство, что этого города не хватает для реализации моих идей, преследовало меня.

В этот период у моего молодого человека закончился большой проект, и мы с ним всерьез задумались над тем, куда двигаться дальше. Решили пожить в Германии.

Германия в смысле работы и программ для иностранцев очень «френдли». По программе Blue Card специалисты с высшим образованием и подтвержденным в Европе дипломом могут без проблем переехать и найти работу. Олег зарегистрировался на сайте по поиску работы. На его резюме программиста стали быстро приходить запросы. Он выбрал наиболее привлекательное предложение, и через месяц мы уже были в Берлине.

«ГЕРМАНИЯ СТАРАЕТСЯ ЗАДЕЙСТВОВАТЬ ВСЕХ МИГРАНТОВ
НЕЗАВИСИМО ОТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ»

– У многих стран с Германией есть программа поддержки художников, по которой можно спокойно переехать в Германию и получить временный вид на жительство. Жаль, у Беларуси такой нет.

После переезда я пошла на интеграционные курсы, где около полугода изучала немецкий 5 дней в неделю по 4 часа, а еще историю и право Германии. После сдачи экзамена половину или даже большую часть суммы за курсы вернули. Это сделано для того, чтобы у людей появлялся стимул идти в изучении языка до конца. На курсах по истории поднимались вопросы культуры, прав и обязанностей граждан. Если кратко, то тебя там учат ориентироваться в другом государстве. В плане интеграции Германия старается максимально задействовать всех мигрантов независимо от национальности.

При изучении языка обязательно нужно выйти из зоны комфорта и как можно больше контактировать с немецкоговорящими. Я этот баланс старалась сохранить, ходила на вечера немецкого общения, знакомилась на мероприятиях.

Говоря о немецкоговорящих, я намеренно не веду речь о немцах: все потому, что Берлин – мультикультурный город. Например, среди моих немецкоговорящих знакомых всего лишь несколько немцев.

Одна из картин персональной выставки Валерии Weißdeutschland. Картина рассказывает о порядке вымышленной страны Белогермании, где запрещены граффити. «Работники Ordnungsamt неустанно следят за тем, чтобы искусством занимались только люди с соответствующим образованием».

«СИСТЕМА ТАК ОТЛАЖЕНА, ЧТО УБИРАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР»

– Я не могу сказать, что образ жизни в Германии сильно отличается от белорусского. Транспорт и инфраструктура выстроены лучше, чем в Беларуси. В телефоне у меня стоит приложение, которое отслеживает передвижение транспорта онлайн и выстраивает маршрут поминутно.

Если назначена встреча у врача или адвоката и ты не пришел вовремя, тебя просто не примут. Эта система настолько отлажена, что убирает человеческий фактор. Но, что касается общения между людьми, здесь не все страдают пунктуальностью.

В то же время если берлинец на словах что-то пообещал, то можно быть уверенным: он это выполнит. Хотя в Минске даже официальная переписка для людей могла ничего не значить. В этом основная разница и вопрос доверия.

«ДО ГЕРМАНИИ Я ДУМАЛА, ЧТО ЗАРАБАТЫВАТЬ ИСКУССТВОМ НЕВОЗМОЖНО»

– Тот же подход сохраняется в работе. Сейчас я не переделываю работу только потому, что у заказчика «Луна в пятом доме», – шутит Валерия. – Из-за такого подхода, когда ты сначала построил дом, а потом тебе говорят: «Давайте надстроим этаж», я и оставила работу в Минске.

А после года жизни в Берлине мне пришла в голову идея сделать собственный сатирический проект о «Weißdeutschland» (Белогермании) – фантазийной стране, основанной на современных белорусских реалиях, перенесенных на территорию Германии. Проект отвечал на вопрос: «Что было бы, если бы в Германии был белорусский уклад?»

«Самая популярная группа в Белогермании – “Песнярштайн”. Национальные наряды и музыкальные инструменты отражают принадлежность к простому народу».

«Был принят указ о создании хоккейных команд на базе футбольных клубов. Главное спортивное событие года – турнир на призы Канцлера, но в упорной борьбе из года в год одерживает победу команда Канцлера Республики Белогермании».

– Место для выставки нашлось само собой, когда я пришла в одну из галерей и познакомилась с ее хозяином. Мы быстро договорились, и через полтора месяца открылась выставка.

Многие эту выставку назвали политической, но я считаю, что художник – это инструмент, который не навязывает, а только показывает, как зеркало или лупа. Восприятие зрителя должно быть чистым, а не с навязанным заранее подтекстом и лозунгом, и каждый должен увидеть в картине что-то свое.

После выставки Валерия занялась стрит-артом: новым для нее и Беларуси направлением tape art – созданием картин при помощи скотча. Сейчас минчанка входит в команду SELFMADEcrew, которая профессионально занимается этим направлением, делает лайв-акции и картины из скотча на заказ.

– Я официально зарегистрировалась в налоговой как tape art-художник Берлина. Сейчас у меня льготное налогообложение, как и у всех художников.

Мы с командой учaствуем в международных и локальных фестивалях, например Red Bull Flugtag, ездим по разным городам и странам. У нас заказывают картины и оформление офисов известные фирмы и частные коллекционеры. Что мне импонирует, так это большая свобода действия в искусстве, когда заказчик только высказывает пожелания по поводу темы, но не вмешивается в процесс. Хотя до переезда я думала, что зарабатывать искусством невозможно. И только здесь увидела, что главное – это стремление.

ТЕ, КТО ПРИЕХАЛ СО СВОИМ САМОВАРОМ

– Заработок у меня нелинейный, но в среднем снимать жилье, уплачивая налоги, вполне возможно. То есть работать как художник, занимаясь только своим направлением, здесь реально.

Причем никаких проблем с тем, что я другой национальности, не возникало. В Берлине неважно, как ты выглядишь, во что ты одет, какой язык твой родной. Я даже не в курсе, кем работают многие мои знакомые и друзья. Это сложно представить в Минске, где первый вопрос, который тебе задают: «Кем ты работаешь?», а второй: «Сколько ты зарабатываешь?» В Берлине важно только то, что ты собой представляешь и как реализовываешь собственный потенциал.

Для полной интеграции важна открытость. Я очень открытый человек, потому что много путешествовала и видела. Но даже у меня до переезда были предрассудки по поводу разных ситуаций и людей, которые очень легко развеялись при личных контактах.

В ближайших планах у меня привезти tape art в Минск, сделать лайв-акцию или большую картину в общественном месте. Я знаю, что в Минске много людей, которым интересны новые направления искусства.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: архив героинь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
2016-12-21
Люди  
 
24
0
0
0
КОММЕНТАРИИ
Ссылаясь на заголовок, врядли быть даже посудомойкой в германии чем то хуже, чем художником-оформителем ГУМа, ЦУМа или ЖЭСа.
ОТВЕТИТЬ
Вопрос к Валерии: а вы тоже по программе Blue Card уехали или в качестве того самого самовара?
ОТВЕТИТЬ
Удачи в реализации себя! Только о родине и традициях не забывайте (в Европе очень быстро все меняется и я не совсем с этим согласен)! Все таки не так то у нас и плохо
ОТВЕТИТЬ
Здесь могла быть Валерия 21-12-2016, 08:30
+33 40 7
А о каких традициях собственного говорят идёт речь? Просто интересно как жителю Беларуси.
ОТВЕТИТЬ
Традиционный 21-12-2016, 09:21
+25 36 11
Вот сам тоже не понял, какие в Беларуси традиции сейчас. Может речь о бухлишке.
ОТВЕТИТЬ
Нет, теперь уже речь о вашем окружении. Так сказать, где вы обитаете и что видите. Людей увлекающихся бухлишком не видел со средней школы 16 лет назад.
ОТВЕТИТЬ
Традиционный 21-12-2016, 10:14
+9 17 8
Ахаха. Тоже из Германии пишете? Так то у нас тут первое место по потреблению, если не в курсе.
ОТВЕТИТЬ
У нас по производству! Невозможно статистически посчитать потребление, особенно с учетом того что мы находимся в таможенном союзе! Поэтому я не согласен с этой статистикой, методологиях не совсем корректна
ОТВЕТИТЬ
Традиционный 21-12-2016, 14:52
-7 4 11
Еще раз повторяю: по Потреблению! Данные ВОЗ, сомневаться нет смысла.
ОТВЕТИТЬ
О таких как православное и католическое Рождество, Пасха и тд. Не знаю как у вас в семье, но у нас это является традицией, собираться за большим столом!
ОТВЕТИТЬ
Традиционный 21-12-2016, 14:57
-8 6 14
Собираться за большим столом и бухать при детях? Кстати, тут скоро НГ, рекомендую выйти на улицу к народу первый раз за 16 лет, посмотреть на алкогольную вакханалию.
ОТВЕТИТЬ
Pochemy objazatelno buhat'?
ОТВЕТИТЬ
Традиционный 21-12-2016, 15:48
+10 12 2
Сам задаюсь этим вопросом постоянно.
ОТВЕТИТЬ
Я ношу комбинезон 21-12-2016, 12:24
+5 7 2
“Песнярштайн”. Я б послушала.
ОТВЕТИТЬ
удивляюсь. 21-12-2016, 15:47
-1 11 12
всегда удивляли потомки евреев, которые уехали жить в германию.
в германию, карл!
хотя бы из уважения к предкам - это неправильно.

ну и еврейский новый год можно было "по имени" назвать - Рош Ха-Шана.
ОТВЕТИТЬ
Из уважения к предкам надо жить не в концлагере и давать их потомкам лучшие возможности.
ОТВЕТИТЬ
удивляюсь. 21-12-2016, 16:46
-4 7 11
у людей с еврейскими корнями есть выбор, куда ехать - израиль/германия, а раньше можно было в америку.
но когда они выбирают германию... это странно.
ОТВЕТИТЬ
"первый вопрос, который тебе задают: «Кем ты работаешь?», а второй: «Сколько ты зарабатываешь?»"
Это наверно такие знакомые, что только это интересует. У меня ни разу при знакомстве или встречах не спрашивали.
ОТВЕТИТЬ
Германия сейчас поет под дудочку США и Израиля, так что ничего странного в том что туда переехали миллионы евреев нету, там им репарации платят исправно.
ОТВЕТИТЬ
удивляюсь. 21-12-2016, 22:30
-1 6 7
репарации платят везде, а вот жить в стране, которая совершила холокост с твоим народом...
ну такое.
ОТВЕТИТЬ
Так что, мне теперь с русскими не общатся, которые систематически устраивают геноцид на этой земле?
ОТВЕТИТЬ
ava
В основном в Германию уехали смешанные семьи, в которых жены и мамы не евреи, а по папе не считается.. Есть ещё очень много факторов, но эту тему за 20 лет заездили так, что неинтересно на неё дискутировать. Просто оставте людям право жить там, где они хотят. Это в конце концов их жизнь )
ОТВЕТИТЬ
Алексей 22-12-2016, 02:33
+1 4 3
так они ж немцев сами жизни учат) быть толерантными, пускать всех в страну, короче работают на окончательное разложение немецкой нации.
ОТВЕТИТЬ
жучок-павучок 23-12-2016, 06:37
-9 2 11
Лена реально страшная, как рыба-зубатка!
Пусть там и живет, не нужно назад прыежжать!
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY