«Нашелся добрый пациент, который к моему дежурству съел кровать». Медики о том, каково это – работать в новогодние праздники
2
01.01.2018

«Нашелся добрый пациент, который к моему дежурству съел кровать». Медики о том, каково это – работать в новогодние праздники

Новогодние истории о сумках с наркотиками, пациентах, съевших кровать, и ЗОЖ-врачах.

Новогодние истории о сумках с наркотиками, пациентах, съевших кровать, и ЗОЖ-врачах.

 

АЛЕНА: «КАК-ТО В НОВЫЙ ГОД РАБОТАЛА В ТЮРЕМНОЙ БОЛЬНИЦЕ»

– Мне не раз приходилось дежурить на новогодние праздники – я в принципе человек безотказный, да и дети у меня взрослые. Хотя обычно на Новый год дежурство назначают новым или самым молодым докторам. Оплата, как в любой праздничный день, выше, но не настолько, чтобы можно было сильно позариться на эти деньги.

31 декабря весь день работы немного: пациенты, если это возможно, стараются уйти домой, операции, как правило, не назначают, да и экстренных случаев до 24:00, как правило, значительно меньше, чем в обычный день. Кстати, и рожают в Новый год значительно меньше, чем в обычные дни, – видимо, терпят.

Как-то я работала в тюремной больнице, дежурство было в Новый год. Нашелся добрый пациент, который к этому времени съел кровать. Хирург на дежурстве был один, ассистировать было некому, а вызывать из дома второго хирурга в праздничную ночь посчитали ненужным.

В результате мне, медсестре, пришлось ассистировать хирургу на полостной операции по удалению частей кровати из желудка и кишечника пациента. А у меня есть такая особенность: я не могу долго стоять на одном месте, падаю в обморок. Что и делала периодически во время операции, предупреждая заранее, чтобы анестезиолог успевал перехватить из моих рук крючки.

 

ЛЮДМИЛА: «ОН “ИЗ-ЗА НАС” ЗА ДОБАВКОЙ НЕ УСПЕЛ»

– Считается, что лучше дежурить в новогоднюю ночь: люди еще не успевают напиться, празднуют – смена проходит трудно, но веселее, чем 1 января. После встречи Нового года на дежурную наваливаются все те, кто «думал, само пройдет», «терпел, чтобы встретить праздник дома», много пил или отравился майонезным салатом.

Бывают и драки, и ножевые, и другие травмы, количество которых в праздники значительно увеличивается. Помните в прошлом году стрельбу 1 января? Во время больших праздников таких вещей всегда становится больше.

В прошлом году я работала фельдшером в составе бригады интенсивной терапии: аритмии, инфаркты, инсульты, серьезные травмы. Запомнилось, как мужчина, которого вывели из анафилактического шока, был крайне недоволен тем, что за добавкой в магазин не успел.

Вообще, для медиков это не праздники, а неделя упорного «пахалова». Но после суточной смены всегда дают выходной, и можно отоспаться. Нужно относиться к работе в Новый год философски. Ведь, когда смена закончится, придешь домой, поешь, выпьешь свой бокал шампанского и отметишь с близкими.

 

АНДРЕЙ: «СЕЙЧАС МЕДИКИ НЕ ПЬЮТ»

– Чтобы вы понимали: доктора перестали отмечать на рабочем месте. Но связано это не столько с действием Декрета №1, сколько с появлением новой генерации врачей, которые работают уже в более комфортных условиях. Да и культура у молодых другая: они скептически относятся не только к алкоголю, но и курению. Сейчас сценарий с выпившим персоналом практически нереален – во всяком случае, в Минске. Отмечают отделением или учреждением, снимая ресторан. Обычно те, кому первого числа на работу, отмечают умеренно и рано ложатся спать. А те, кто не могут справиться с режимом, рано или поздно выпадают из коллектива.

 

СВЕТЛАНА: «ДЕЖУРНАЯ МЕДСЕСТРА ОБЯЗАНА КОЛОТЬ УМИРАЮЩИХ»

– У меня был очень тяжелый опыт работы в новогодние праздники. Хотя, казалось бы, что сложного может быть в работе участковой медсестры? На самом деле мы не только сидим с врачом на приеме, а еще и ходим на «визиты» – посещаем пациентов на дому. Это и в обычные дни довольно утомительно, а в праздники совсем тяжко – все стремно, ни врача, никого. Первого января в поликлинике только дежурная медсестра, которая обязана колоть умирающих или колоть антибиотики. Хочешь не хочешь, а должна.

Обычно идти на уколы нужно или рано утром, или вечером. Мне было 19 лет, когда меня распределили в поликлинику в Заводском районе. Никто не смотрел, что мне приходилось ходить в темноте с сумкой обезболивающих для онкобольных. Если бы какой-то наркоман узнал, что там у меня, точно бы придушил. Потому что на том количестве препаратов, которые я носила с собой в одну смену, они неделю могли торчать.

Спасало то, что я выросла в этом районе и могла попросить кого-то из знакомых сходить со мной. В поликлинике есть штатный водитель, но его на всех не хватает, а уж ради медсестры 1 января точно никто не будет выходить на работу.

Помнится, колола одного деда. Родственники слезно попросили разделить им укол на два раза. Мол, он мучается, если что, уколют сами. Я кубик уколола, второй набрала в шприц и им оставила. Но дед помер в ту ночь, а я до сих пор думаю и надеюсь, что не из-за меня.

Самое сложное в дежурстве первого января иногда не то, что нужно сквозь темень и снег идти куда-то с сумкой наркотиков, а то, что все пьяные. Приходишь уколоть антибиотик, а тебе суют конфеты, особо неадекватные пытались рюмку налить.

За время работы нашей поликлиники всякое случалось: и на врачей, и на медсестер, бывало, нападали. Поэтому у нас новогодние смены никто не любил: доплата хорошая, но все 1 января летит к черту.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: из личных архивов героинь.