Заброшенные шахты, ядерные ракеты и ночь в отделении ФСБ. Как минчане нелегально попали на секретный космодром
20
03.07.2017

Заброшенные шахты, ядерные ракеты и ночь в отделении ФСБ. Как минчане нелегально попали на секретный космодром

Влад Мага и Влад Крук путешествуют без денег и делают об этом видеоблог. Недавно парни решили съездить на секретный космодром в Байконуре: 7000 км автостопом, 50 км пешком по степи и ночь в отделении ФСБ.

Влад Мага и Влад Крук путешествуют без денег и делают об этом видеоблог. Недавно парни решили съездить на секретный космодром в Байконуре: 7000 км автостопом, 50 км пешком по степи и ночь в отделении ФСБ.

«Я не покажу маме фильм о Байконуре»

Мага: Мы делаем блог о путешествиях без денег уже давно и всегда хотели снять что-то по-настоящему крутое. Я наткнулся на статью российского руфера Виталия Раскалова, который с друзьями ездил на Байконур. Материал прикольный, но они съездили как туристы: на космодроме водочки попили, кашки покусали, а в Казахстан вообще попали на самолете. А я решил, что надо провернуть такую поездку в нашем стиле, с нашей собственной подачей. У той статьи и нашего материала совпадений очень мало. Там просто фото, на которые мы посмотрели и решили, что не хватает жизни.

Наша фишка в том, что мы ездим без денег. Мы показываем людей, которые нас кормят, встречают, подвозят – один ты никогда не останешься. Бывает, что сутки мы не едим, но на всякий случай у нас всегда есть с собой орехи и сухофрукты. Съедаешь пару орешков и держишься полдня.

До Байконура 3300 километров. Без денег мы доехали за 4 дня. То есть на четвертый день мы уже сидели у космического корабля «Буран». 

Влад Мага

Крук: В таких случаях есть много выходов и путей, и мы о них рассказываем в блоге.  

Еще мы всегда надеемся на высшие силы. Мага в бога верит, а я больше скептик. Но если у нас получается зайти в храм, то просим, чтобы сверху нам кто-то помог. И так получилось в путешествии на Байконур – нам очень везло в дороге. 

Мага: Вся дорога была как чудо. Во-первых, мы всего за три дня решили ехать. А во-вторых, даже не знали, куда именно: когда подъезжали к границе с Россией (а у нас была только белорусская симка), на последнем интернете хотели нагуглить информацию про этот космодром с ракетой «Буран». Я случайно натыкаюсь на фотографию одного паренька, который туда приехал в 2006 году и отметил местонахождение. Изначально у нас были совсем другие данные, и мы собирались вообще не туда. В итоге прямо на границе скачиваем идеальную карту.

«Какие волки, я к этому не готов вообще»

Мага: В степь до Байконура мы собирались спускаться, а там скорпионы, змеи. И с местным дальнобойщиком, который нас вез, был такой разговор:  

– А вы где выходите?

– В 15 километрах от города. Нас там заберут.

– А где машина тогда будет?

– А может, и не заберут.

– Я вас не выпущу никуда.

– Мы в степь сходим, сфоткаем что-нибудь и вернемся.

– Я вас не выпущу, здесь волки огромные ходят. В четыре утра встаем, пьем чай, и идите куда хотите. 

И в этот момент все. У нас же был план ночью идти. Мы едем, Влад спит, а я смотрю в окно и думаю: «Какие волки, я к этому не готов вообще». А если бы попался другой дальнобойщик? Он бы высадил нас, и никто не знает, что было бы.

Крук: Мы шли в день, когда запускали ракету, и охрана была усиленная. Запуск выглядел так, будто бы не до конца затушили бычок.


Влад Крук

«Мы рисковали попасть в лапы полиции»

Мага: Город и космодром Байконур – территория, арендованная Россией у Казахстана. Она закрыта, и туда официально не пускают. А мы зашли с западной стороны – там не было заборов. 

Возле Байконура мы нашли заброшенные шахты, в которых во времена СССР хранились автоматические ядерные боеголовки. Местные говорят, что чуть что, они бы сразу полетели на США.

Нам просто повезло. Поехали бы мы так же еще раз – не дошли до «Бурана». Влад предложил пройти еще 16 километров вокруг космодрома по степи, но я понял, что не смогу – плохо себя чувствовал. Было гораздо удобнее идти напрямую – 8 километров через железную и асфальтированную дороги. Но так мы рисковали попасть в лапы полиции – там постоянно поток машин.

Вот мы идем, и буквально в ста метрах от нас едет патруль. Я их вижу, и у меня сразу мысль: так, что мне им сейчас сказать? Но на всякий случай ложимся. Может, солнце светило им в лицо, или уже привыкли к степи, или на дорогу смотрели. В общем, они проехали мимо. Мы прошли 3300 километров, и за эти последние полтора километра до космодрома было обидно спалиться. Когда дошли до цели, то просто легли на пол и не хотели вставать. Влад один полез на корабль, а я просто лежал.

Оказалось, что обходить нужно все. Не только полицейские патрули. А мы ехали такие спокойные, думали, что нас не задержат.

«По дороге обратно решили сдаться полиции»

Крук: Был комментарий от одного зрителя: «Как вы это сделали? Я не хочу именно туда ехать, но и на месте сидеть не могу. Вы показали мне, что это тяжело, я все увидел, но я хочу сейчас сорваться и поехать в ближайший город автостопом». Все-таки Байконур – это чистое везение, и если бы мы на день позже пошли в степь, то могли бы быть существенные последствия.

Со здоровьем все хорошо, только ноги стерлись и мы перегрелись на солнце. У нас не было воды, зато были рюкзаки в три раза больше нас. Головная боль, ужасное состояние, но мы это любим.

После «Бурана» идем по дороге и кричим: «Органы, полиция, вы где?» Мы были не в состоянии самостоятельно добираться обратно, поэтому решили сдаться полиции.

Мага: Подошли к административному зданию и постучались в окно. У них двери закрыты от всякой дичи. Они выходят и спрашивают, кто мы. Сказали, что путешественники из Беларуси. Они говорят: «Вы что, больные, как вы сюда прошли? Вам нужно отсюда уходить, потому что скоро приедет наряд, и вас заберут». Это нам и нужно было. Они дали нам десять литров воды и сигарет. Там был один охранник, который говорил, что, мол, делать нам нечего. А вторая женщина, наоборот, защищала: «Ой, молчи, я им завидую. Посмотри, как пацаны рвут».   

Крук: Мы заранее придумали историю, что в конце концов не дошли до «Бурана». Что нас высадили за 18 километров от Байконура, потом мы пошли по степи и получили солнечные удары. Переждали в заброшке, а когда солнце село, подошли к административному зданию. Мы туристы, на нас никто не подумает, что мы цветной металл воруем.

Примерно так мы придумали, но, когда приехал наряд, нас сразу же обыскали и закинули в машину. Жесткие там только начальники, а остальные разговаривали с нами: «Ну че, из какого города? А вы из Беларуси, да? А нравится Казахстан?»  

Мага: Приезжают ребята из ФСБ и говорят, что сейчас будут на нас отрываться. Мы им: «Пожалуйста, не надо». Нам откатывают пальцы, делают бесплатную фотосессию, берут все показания. Идем обратно к фээсбэшнику. Когда давали показания, один мент распечатал левые данные, в которых было указано, что мы целенаправленно шли к «Бурану», но не знали, что это стратегический, охраняемый объект. Влад говорит, что такого не было. Я на него посмотрел и просто кивнул: подписывай.

Мы попрятали флэшки – засунули их в дезодоранты. В телефоне почистили фото и сказали, что он только для связи. Отношение было ужасное – нам угрожали. У меня нашли скриншоты карт Сирии и Ирака. Из-за этого еще и в терроризме обвинили. Мне было плохо после солнечного удара, а они говорят: «Может, ты еще и наркоман?» На тебя участковый смотрит: «Ну что, на полтора года пойдешь».

Все это длилось шесть часов, но нас отпустили. Довезли до заправки, а там мы уже доехали до трассы.  

«Взять двух непонятных, заспанных мужиков – это нечто»

Мага: Казахи очень дружелюбные. Один нас взял по дороге туда, потом отвез к себе домой, мы посидели полчаса, поели и поехали дальше. Они все настолько добрые, что начинаешь подозревать, может, здесь все как-то не так, может, у них просто принято к туристам так относиться, а в жизни они другие? На обратном пути даже женщина с ребенком остановилась: взять двух непонятных, заспанных мужиков – это нечто. Мы играли с ребенком в Angry Birds на заднем сиденье.

Наш лайфхак в дороге – белорусский флаг. Он реально помогает. Многие спрашивают, мол, зачем вы эту тряпку с собой возите. Но именно этот флаг узнают на дороге – он яркий, он нас часто вытягивал.  
 

«Работа, семья – кто придумал эти правила?»

Мага: Я учился в нархозе, а потом в БГУ. Но учебу решил бросить. Понял, что мне она не нужна. Если и развиваться, то именно в том, что нравится. Сейчас я занимаюсь только блогом и видео.

Крук: А я делаю анимацию для канала, продумываю идеи, занимаюсь музыкой. У меня сейчас еще магистратура в нархозе. Мы там, кстати, с Магой и познакомились. 

Мага: Мы не мотивируем конкретно путешествовать. Мы показываем, что мы занимаемся любимым делом, жертвуем, отбрасываем мирскую суету, рискуем. Я все думал заняться каким-то бизнесом или пойти в театралку. Перед тем как куда-то шагнуть, нужно понять, кто ты есть и на что способен. По миру поэтому и полезно кататься – общаешься с людьми, смотришь, наблюдаешь за ними, показываешь себя. Когда мы едем без денег, мы смотрим, на что мы способны в принципе. Вот, говорят, нужно быстрее отхватить кусок, пойти работать, потом семья – кто придумал эти правила? Даже пусть мне будет 35, если я не пойму, кто я, не хочу потом с кислой рожей в метро ездить и проклинать себя за то, что я однажды не сделал.

Когда выходишь на трассу, у тебя резко пропадает все – нет мыслей, ты чист. И тогда можешь полноценно погрузиться в себя, подумать, что можно сделать, подумать о продвижении того же видео или о чем-то великом.

«»«»«»

Крук: Автостоп – это искусство и некая работа. Это тоже надо уметь делать. Чтобы нас взяли, мы вспоминаем какие-то шутки, приколы, чтобы водитель видел, что мы живые ребята и хотим путешествовать. Мы как-то 27 дней подряд говорили, как мы ездили в Европу и кто мы такие. Один и тот же текст несколько раз в день.  

«Мы идем и просто тупо верим»

Мага: Я родителям часто не говорю, что мы конкретно будем делать в поездке. И я, наверное, не покажу маме фильм о Байконуре.

Крук: Я сказал, что в Байконуре нас встретит человек и повезет легально по всем точкам. Зачем говорить, что это будет жестко. Мы уже в этом два года, и дороги с каждым разом становились все больше. Родители в этом видят результат и движение. Они берутся за голову, но понимают, что да, вот такой их сын.

Мага: Если бы у нас не было этого опыта, мы бы не пошли на Байконур. Я потом на видео смотрел со стороны, как мы спим, как моемся. К этому нужно готовиться. Очень хорошо, что мы начинали с мелкого.

Когда мне стало плохо в степи, Влад следил за мной. У меня на голове была камера, чтобы хорошие кадры не терять. Там черный ремешок, который сильно сжимает голову, и от этого становится еще хуже. Влад дал мне шляпу, а сам забрал и надел камеру с банданой. Когда зашли на стройку – обмахивал меня, компрессы делал. И я вот представил, если бы был один. Как сказали фээсбэшники: «Сдохли бы, и вас в степи никто бы не нашел». Степь бесконечная.

Крук: Раньше мы просто делали обзоры городов, а сейчас наша цель – это дойти до определенной точки в городе или что-то необычное там сделать. Мы не хотим отходить от путешествия, но хочется по итогу к чему-то прийти. Мы захотели попасть на космический корабль – и попали туда. 

Мага: Мы не верили в это, а потом, прикинь, мы это сделали. У нас есть вера. Мы идем и просто тупо верим. Ну и опыт еще.  

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: из личного архива героев.