«Классе в шестом я нашел скелет собаки». Учитель делает скульптуры из металлолома
5
10.06.2018

«Классе в шестом я нашел скелет собаки». Учитель делает скульптуры из металлолома

В руках Антона Мартынюка топор превращается в рыбий скелет, а вилы – в щупальца осьминога. Он верит, что в роботизированном обществе останется потребность в людях с воображением. Историю молодого учителя рассказывает dev.by.

В руках Антона Мартынюка топор превращается в рыбий скелет, а вилы – в щупальца осьминога. Он верит, что в роботизированном обществе останется потребность в людях с воображением. Историю молодого учителя рассказывает dev.by.

«Классе в шестом я нашел скелет собаки. Это было грандиозно!»

Антон восемь лет преподает изобразительное искусство в Мотыкальской детской школе искусств, последние полгода ездит в Брест, где ведет уроки по собственной методике в IT-школе.

Его рабочее место кажется изостудией и кабинетом биологии одновременно. У подоконника – дракон, на полках стоят книги о динозаврах, издания по искусству, мифологии, на стенах висят гипсовые слепки, коровий череп, засушенные насекомые в рамках. Если присмотреться, можно увидеть, что у бабочки настоящие только крылья: голову и брюшко Антон заменил на металлические.

– Классе в шестом я нашел скелет собаки. Это было грандиозно! Мы с друзьями лазили по стройке, я выковыривал из травы какой-то кирпич, а потом зацепился за что-то и вытянул череп с зубами. Я эту картину: «А-а-а, череп!» – помню до сих пор. Потом увидел позвоночник. Пошел домой за коробками, чтобы скелет забрать, – рассказывает Антон.

Мать к появлению в доме скелета отнеслась спокойно и показала, как его обработать. Спустя несколько месяцев в шкафу – по соседству с одеждой – лежали тот самый скелет, засушенные бабочки, тараканы, череп коровы. Родственники были уверены, что мальчик станет врачом, но он выучился на педагога-художника.

«Щупальца осьминога сделаны из несостоявшейся кладбищенской ограды»

Увлечение скульптурой из металлолома пришло в университете. Первой появилась лягушка с лапками-вилками, за ней – комар из шприцев (несложно проследить ассоциативный ряд). С материалом для скульптур проблем нет, в гараже всегда найдется много ненужных деталей.

Как правило, Антон не продумывает заранее, какую скульптуру сделает: он скачивает интересную аудиокнигу – например, романы Бориса Акунина про Фандорина или фантастику, – приходит в гараж и работает.

– Чаще форма детали подсказывает, что будет. Например, я нашел какую-то деталь, она мне напоминает осьминога. Остальные уже приклеиваются к ней, – объясняет Антон.

Щупальца одного из осьминогов на полке сделаны из несостоявшейся кладбищенской ограды. Деталями для второго осьминога послужили старые вилы.

«О, рыба прикольная, из топоров»

Антон говорит, что не любит хлам – у всех предметов, которые он собирает, есть назначение. Он разворачивает пакет с черепом дикого кабана – передал знакомый охотник, череп еще не обработанный. В шкатулках хранятся засушенные крабы и морские звезды, змеиная кожа, черепа ежика и голубя, скелетированные листья. Есть слепок с лица Антона.

– Мы его делали с другом 10 лет назад, я тогда ресниц лишился. Мы еще не умели работать с гипсом, я плохо намазал лицо вазелином. Видите, как реснички красиво залились, – рассказывает Антон. – Было безумно больно. Слепок у меня немного покоцанный, я к нему прикреплял железяки, хочу модернизировать.

Я не очень доволен своими работами. Мне хочется придать им идею, чтобы это были не просто рыба или дракон. Вспомните «Мыслителя» Огюста Родена. Там и форма, и идея, можно смотреть на скульптуру и что-то осознавать. А у меня смотришь – о, рыба прикольная, из топоров. От этого меня пока коробит. Мне кажется, я тренируюсь для чего-то более интересного.

Сейчас он увлекается биомеханикой, добавляет в работы живые органические материалы: крылья бабочек, кости млекопитающих. В одной из скульптур Антон хочет использовать искусственный сердечный клапан.

– Мне его передала чья-то знакомая, хирург. Клапан работал в человеке 30 лет; когда он попал ко мне, я увидел капельку засохшей крови. Почему его удалили, я не знаю.

Вместе с робототехниками он планирует «оживить» таракана величиной с полруки. У насекомого будут двигаться лапки и крутиться голова.

Брестский доктор Франкенштейн

Работы Антон почти не продает.

– Всем нравится, но, когда речь заходит о том, чтобы купить, люди говорят: «Ой, это металлолом, почему так дорого?» Но продается не металлолом, а идея. С искусством наш обыватель не дружит, а те люди, которые его понимают, по Бресту намазаны тонким слоем, – признается Антон.

На продажу Антон делает гипсовые фигурки: черепа, головы инопланетян и чудовища Франкенштейна.

– Меня пару лет назад назвали брестским доктором Франкенштейном, мне это польстило, – рассказывает он. – Родня говорит, что прозвище страшное, но мне нравится. Я вообще веселый человек, но в черепах мрачности не вижу».

Он считает, что черепа напоминают, что смерть – не надуманное понятие, она реальна, а потому жизнь нужно проживать, не тратя время на конфликты.

– С точки зрения эволюции, то, что ты существуешь, – это огромная удача. Ты не переродился откуда-то, так совпало: умерло столько динозавров, разные виды животных эволюционировали, чтобы когда-нибудь встретились папа и мама и получился ты. И это чудо, что именно ты сейчас можешь об этом рассуждать, – поясняет Антон.

«Технологии вытесняют многие человеческие профессии, но роботы не заменят креативное мышление»

Долгое время работы Антона пылились на полках, а огромные драконы – ржавели во дворе дома. «Я думал, что если ничего не получится с металлоломом, то заброшу это дурное дело, буду искать работу, которая оплачивается, потому что семью надо кормить», – рассказывает Антон.

В Мотыкальскую детскую школу искусств он попал по распределению. Восемь лет назад там не было художественного отделения. Антон, учившийся на пятом курсе, предложил вести ИЗО. Он сам собирал столы для кабинета, переделывал старые мольберты, делал гипсовые слепки. Признается, что главное, чего требуют от учителя, – вовремя заполнять документы.

– С преподаванием суть такая: у меня мама педагог, дедушка педагог. Я – в третьем поколении. У меня хорошо получается ладить с детьми. Но я вижу, как сейчас работают школы, какие есть проблемы, какие выпускаются педагоги, – рассказывает Антон.

Он говорит, что пробовал себя в рекламе, компьютерных играх, хотел записаться на курсы 3D-моделирования и уйти из профессии. Но обстоятельства сложились так, что в IT-школе, в которую он пришел, ему предложили разработать авторскую методику для художественной школы технологий и дизайна.

– Технологии вытесняют многие человеческие профессии, но роботы не заменят креативное мышление, – считает он.

«Компьютер – инструмент, им можно как запустить ракету в космос, так и орехи колоть»

На уроках он соединяет искусство и науку – рисунок, живопись, композицию, биологию, астрономию. По словам Антона, природа создает визуальные образы, которые не может придумать человек. Художник, работая над картиной, только переосмысливает увиденные образы, он не создает что-то принципиальное новое. Получается, чтобы что-то нарисовать, нужно многое увидеть.

– Моя задача – развить креативное мышление, критическое восприятие мира, умение наблюдать за природой и искусством. Потому что искусство – это та вещь, которую я не понимаю в эволюции, – признается Антон.

Он говорит, что у современных детей плохо развито воображение, отчасти на это влияют технологии. Их не надо запрещать, но нужно научить правильно ими пользоваться.

– Когда не было компьютеров, мы долго что-то рисовали, не получалось – стирали и в 50-й раз достигали успеха. Сейчас, если у ребенка не получается с первого раза, он говорит: «Я не хочу, я не умею». Ему проще пройти Angry Birds и получить три звездочки, для мозга это тоже достижение успеха, – рассказывает Антон. По его словам, нужно научить ребенка прикладывать усилия, показать интересную альтернативу.

– Я думаю, во всем, за что берешься, должна быть гармония. Берешься за компьютер – нужно правильно его преподнести, давать ребенку в определенное время пользоваться. Это инструмент, им можно как запустить ракету в космос, так и орехи колоть.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: dev.by.