«А как еще девушки на оценки зарабатывают?» Истории четырех минчанок о домогательствах преподавателей (и советы психологов)
27
13.09.2017

«А как еще девушки на оценки зарабатывают?» Истории четырех минчанок о домогательствах преподавателей (и советы психологов)

Четыре девушки поделились откровенными историями о домогательствах преподавателей, а психологи объяснили, почему так происходит.

Четыре девушки поделились откровенными историями о домогательствах преподавателей, а психологи объяснили, почему так происходит.

Юлия (26)
«Он говорил не надевать на физру бюстгальтер, мол, мешает»

– Я училась в школе в Минске. Это был 6-й класс, 2003-2004 год. У нас был физрук лет 3035. Он водил нас бегать к карьеру. Выводил туда только девочек из класса и становился сзади, чтобы смотреть, как мы делаем выпады и наклоны – другие упражнения задавал редко. Не раз подходил и шлепал кого-либо из девочек по попе, меня в том числе. Было стыдно и неприятно, но никто не реагировал серьезно. 

Бегала я всегда не очень, но однажды пробежала хорошо – без остановок и в нормальном темпе. Тогда, помню, ему зачем-то понадобилось проверить у меня пульс, и вместо того чтобы прощупать его на запястье или шее, он приложил руку прямо к груди и долго ее там держал. После улыбнулся и отошел со словами «все нормально!». Я не знала, как отреагировать, вроде бы ничего не произошло, но меня долго колотило после этого. До сих пор помню это прикосновение. 

Он любил называть девочек Любашами, Юленьками – это очень раздражало. Постоянно без стука заходил в женскую раздевалку. Старшеклассницы всегда вешали полотенце, когда переодевались, чтобы он не увидел их, а мы каждый раз смущались и прикрывались одеждой. Только думали: «Быстрее бы свалил». 

Больше всего внимания учитель уделял девочкам с красивой фигурой – постоянно их хвалил и порывался потрогать. Девочкам оставалось только хихикать, скрывая смущение. Говорил нам не носить на физкультуру бюстгальтеры, в его каморке в спортзале висели плакаты с полуобнаженными женщинами лишь в одной части комплекта нижнего белья – и это прямо в школе! Я всегда прятала глаза и старалась не смотреть на стены.

По-настоящему страшных случаев, к счастью, не было. Учителя знали о его поведении, но ничего не предпринимали, хотя отзывались о нем не слишком лестно. Помню, только одну девочку после жалобы родителей перевели заниматься в другой класс, где физкультуру вел не он. На родительских собраниях несколько раз поднимался вопрос о смене физрука, все хотели, чтобы урок вела женщина, но учителя не поменяли. 

Я всегда понимала, что означало его поведение, но протестовать или отвечать боялась – он же наш учитель, его нужно слушаться. Ходить на физкультуру было настоящей мукой, перед учителем я испытывала сильное смущение и почему-то стыд. 

После 6-го класса я переехала и больше его никогда не видела.

Виктория (28)
«Сажал девочек к себе и трогал их между ног»

– Это было давно – весной 1998-го. Я училась во втором классе, нас отправили от школы в санаторий на Нарочи на отдых. Под конец заезда девочки со смены стали бегать в изостудию на территории санатория. Там работал учитель рисования, 60-летний мужчина. Помню, в студии стоял старенький зеленый диван – на нем все и происходило: учитель сажал к себе и говорил о чем угодно, при этом держа руку между ног ребенка. Потом усаживал за стол, и мы начинали рисовать. 

Я ничего не понимала, но чувствовала неправильность происходящего. Не понимала, зачем он это делает, ерзала и пыталась отодвинуться. Хотелось скорее закончить разговор и сесть рисовать. 

Со мной студию посещали еще две одноклассницы и другие дети из нашей школы. Не знаю, рассказывали ли девочки об этом родителям, но сотрудники санатория ничего не знали. Сама я долго не вспоминала этот случай и только спустя где-то лет 20 все поняла. Меня как холодной водой обдало, стало мерзко. Не знаю, были ли у него сексуальные контакты хоть с одной девочкой, но то, что он делал, можно явно охарактеризовать как растление. 

Анна (21)
«Называл нас клюшками и просил носить с собой презервативы»

– Он был преподавателем в минском колледже. Взрослый мужчина, женатый, практикующий психолог. Когда он перешел к нам в колледж, сначала всем очень понравился – веселый, не зануда, интересно подает материал и легко находит общий язык с молодежью. Матом, правда, ругается, но что такого? Весело же! Правда, потом стало совсем не весело. 

На занятия он просил девочек «готовиться»: красить яркой помадой губы, красиво одеваться. Говорил: «К занятию нужно так готовиться: лежите вы, “клюшки”, на кровати с козликом своим, в одной руке – учебник, в другой – ...». Прямо так и говорил. Это у него такие шутки были. 

На отработки приходить просил с презервативами (тоже шутка такая, видимо). Делал девочкам комплименты по поводу внешности, а как девочка за дверь – «ну и тупица, страшная, не сдаст экзамен!». Любил хватать девушек за руки и постоянно странно улыбался. 

Мы, студентки, кисло улыбались (или не улыбались вовсе) в ответ на его шутки. Было очень неприятно такое слушать. Мальчики в группе, кстати, всегда смеялись над его словами. Часто я выходила из аудитории с ощущением, будто меня в дерьмо окунули. 

Другие преподаватели о его методах общения и специфическом, мягко говоря, чувстве юмора знали. Но ничего не говорили, кроме как о том, что он странный. Студенты и студентки только смеялись над ним, хотя смешного было мало. 

Самое ужасное то, что возмутиться или ответить было невозможно. Если на улице кто-нибудь такое скажет – дать отпор можно. А преподавателю уже нельзя, все боятся. А зря – с головой-то у препода явно не в порядке, а преподает он там до сих пор.

Александра (18)
«А как еще девушки на оценки зарабатывают?»

– Было в прошлом году в одном из университетов РБ. На паре физкультуры была замена – другой преподаватель. Когда я присела отдохнуть, он сел рядом и начал нагло разминать мне плечи. Я сразу отодвинулась от него и воскликнула: «Что вы делаете?!», а он в ответ только рассмеялся и сказал: «А как еще девушки на оценки зарабатывают?» Потом начал лезть к другой девушке, описывая, как привлекательно на ней сидят лосины. 

Мне было очень некомфортно после его слов. Я сидела и понимала, что меня только что унизили, а я даже ответить не смогла. Возмущение было таким большим, что я решила написать в деканат заявление. Но, когда объяснила все старосте, она только сказала: «Успокойся, это нормально, он просто так шутит». Хорошие шутки, ничего не скажешь – нарушение личного пространства и оскорбительные выражения, что девушки кроме как тем местом заработать не могут. Потерпев неудачу в деканате, я написала об этом анонимно во все крупные группы города в соцсети, чтобы пошли слухи, которые университету очень некстати.

В тот же день ко мне пытался клеиться охранник – забрал зачетку, пялился на мою фотку в ней и не отдавал, пока я не повысила голос. Это я тоже приписала к моим постам для групп города. Когда опубликовали историю, в комментариях очень много парней написали: «сами виноваты, в лосинах шляетесь», «вали из нашего города», «шлюха». Кстати, лосины у нас – часть обязательной спортивной формы на физкультуру. 

Слухи до деканата, к счастью, дошли. В этом году полностью сменили состав охранников, а некомпетентного преподавателя выгнали. Я считаю, что нельзя позволять в свой адрес подобное поведение, будь обидчиком хоть Папа Римский. Учителя – такие же люди и не должны пользоваться своим положением, унижая других.

Диана Нитиевская
школьный психолог 1-й категории, специалистка в области работы с подростками

– Во многих цивилизованных странах наказание за домогательства – это пожизненный запрет на профессию, и любой учитель вылетит из своей гильдии навсегда с позором. Я за жесткие меры наказания к таким педагогам. 

Истории подобного рода я слышу довольно часто от знакомых и клиентов. Проблема в том, что большинство несовершеннолетних в силу возраста и недостатка осознанности не способны своевременно понять сексуальную направленность действий преступника и защитить себя от сексуальных посягательств. 

По моему глубочайшему убеждению, все педагоги, работающие с детьми и подростками, должны проходить специальную подготовку, которой в наших вузах не уделяют должного внимания. У подростков есть такая особенность – сексуализировать любые взаимоотношения, в том числе такие, где сексуального подтекста нет и в помине. Дети могут осознанно или неосознанно провоцировать взрослого, неправильно понимая свои потребности и реакции, путая желание секса с обычной потребностью в человеческом тепле и заботе и неправильно оценивая дружелюбные проявления педагога в свой адрес. Грамотный обученный педагог должен это учитывать и знать, как с этим обходиться. Поэтому ответственность за сексуальные домогательства всегда лежит на взрослом, в описанных случаях на педагоге, так как преподаватель отличается от учеников не только возрастом и опытом, но пониманием ответственности и представлениями о профессиональной этике.


Каждый случай домогательств должен тщательно разбираться. Если ваш ребенок рассказал об этом, сначала надо с ним поговорить – и ни в коем случае нельзя его осуждать, ребенок не может быть виновником в такой ситуации независимо от возраста, – все выяснить. Лучше, когда это делают специально подготовленные люди – психологи. 

Следующий шаг — пойти к директору. Адекватный директор еще раз проверит эту историю, и если она подтвердится, то от этого уже будет зависеть, какие именно действия вы вместе предпримете.

Если к вам применяются действия сексуального характера, необходимо сказать своему обидчику, чтобы он прекратил поведение, нарушающее ваши личные границы. Обо всех действиях, которые могут расцениваться как сексуальное домогательство, необходимо сообщать школьному психологу, директору или взрослому, которому вы доверяете. 

Действия взрослых и учителей в вашей школе зависят от серьезности ситуации. Если ситуация достаточно серьезная, должны быть предприняты соответствующие меры. В законодательстве РБ существует ряд статей Уголовного кодекса (166, 167, 168 и 170), где прописано уголовное наказание за развратные действия, понуждение к действиям сексуального характера и проч. 

И помните, что лжесвидетельствование о сексуальном домогательстве тоже уголовно наказуемо.


Тимофей Бимбад
магистр психологических наук, гештальт-терапевт, ведущий подростковых групп

– В описанных случаях представлены два возрастных периода, и каждый есть смысл рассматривать отдельно.

Подростковый возраст. Это наисложнейший и наиважнейший этап формирования личности и сексуальности человека, этот возраст полон переживаний, связанных с изменениями тела и гормонального фона, что может приводить к странному поведению подростков. Для парней это повышение сексуальной активности.

Девушки физически формируются раньше, но их психика может быть совершенно не готова к проявлениям собственной сексуальности и тем более сексуальности другого человека. То есть молодые люди могут не понимать, что с ними происходит и как быть со всем этим. Но чем старше подросток, тем более очерчены границы личности и больше понимания себя.  

Что делать родителям?

  1. 1. Узнать у ребенка, что конкретно произошло. Поговорить с ним, дать понять, что он ни в чем не виноват и его примут любым.
  2. 2. Если случилось насилие, то нужно обязательно идти с ребенком к психологу для консультации.
  3. 3. Отправиться к директору школы для выяснения обстоятельств.
  4. 4. Если все это не дало результатов – менять школу.

Самое главное – не обвинять и не винить ребенка ни в чем, позволить ему говорить и не скрывать тяжелых переживаний. Обычно психологи помогают именно в этом.

В любом случае, как бы подросток себя ни вел или ни выглядел, растление – это всегда ответственность взрослого и только. У подростка есть биологические и эволюционные причины, чтобы соблазнять и не понимать этого или не быть готовым к каким-то действиям. Ответственность взрослого – удерживаться в рамках приличия и Уголовного кодекса, что бы ни происходило.


Старший подростковый возраст. Это университетские годы, когда человек уже несет ответственность за себя сам. Действия сексуального характера, которых человек не желал, регулируются статьями Уголовного кодекса, и заявление в милицию может подать только жертва насилия. Безусловно, когда речь идет о преподавателях, которые имеют большое влияние, все могут испытывать страх стать новой жертвой и начинают вести себя пассивно, чтобы не вызывать внимания, – по сути, ограничивать себя в угоду насильнику, и такое самоограничение может приводить к апатии и депрессии.

Потому наилучшая тактика – диктофон, свидетели и заявление. Если вы испытываете какие-то психологические трудности или ту самую апатию, то лучше обратиться к психологу. Личность преподавателя изменить невозможно, его поведение в отношении вас можно менять с помощью заявлений к руководству или в милицию.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.