Необычная находка: составляя родословную, немец обнаружил фото своего дедушки в Минске во время Второй мировой войны

11.10.2017
История  
 
13

Необычная находка: составляя родословную, немец обнаружил фото своего дедушки в Минске во время Второй мировой войны

War
Составляя свое родовое древо, Торстен Хейл случайно нашел уникальные фото своего деда, который летом 1941 года снялся на фоне минского Дома правительства. Почему эти фото важны для него? Зачем их сохранять? CityDog.by поговорил с необычным немцем.
0
0
0

Составляя свое родовое древо, Торстен Хейл случайно нашел уникальные фото своего деда, который летом 1941 года снялся на фоне минского Дома правительства. Почему эти фото важны для него? Зачем их сохранять? CityDog.by поговорил с необычным немцем.


– Меня зовут Торстен Хейл. Мне 39 лет, я живу в небольшом городке Эсслинген недалеко от Штутгарта. Я музыкант, а еще учусь в университете на социального работника и там же работаю. Раньше был продавцом, но мне намного ближе человеческая природа, чем продажи и экономические успехи. Поэтому я снова стал студентом и пока ни капли не жалею.

– Торстен, почему вы решили узнать историю вашей семьи?

– Мои родители умерли несколько лет назад, и после этого мне захотелось узнать больше о семье. Когда родителей не стало, я получил все их старые фотографии. Я смотрел на них и думал, как на самом деле мало знаю про семью.

Когда растешь, родные и близкие учат, как нужно жить, и так оказывают на тебя большое влияние. И отчасти то, как ты живешь, – это отголоски их прошлого, их жизненного пути, их опыта. Поэтому так важно знать их историю – это помогает лучше понять себя. К тому же это просто интересно – узнавать, как и где жили твои родители, бабушки, дедушки, чем занимались, как росли. 

Я начал создавать генеалогическое древо, и для меня это стало своеобразным приключением. В основном я искал информацию о ближайших родственниках, просил дядей, тетей, дедушек показать свои коллекции старых семейных фотографий. 



«ТОГДА Я УВИДЕЛ ФОТОГРАФИИ МИНСКОГО ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА»

– И что вы узнали о своей семье?

– Я узнал, что половина моей семьи – фермеры, вторая половина – каменщики, они жили очень простой жизнью, трудились на своей земле и не ходили в училище.

Но особый интерес у меня вызывал мой дедушка Эрнст Каппель, мамин отец. Дедушка умер, когда мне было примерно шесть лет. Я часто спрашивал у бабушки, каким он был, чем занимался, и она в основном рассказывала, что он был очень дружелюбным и веселым. 

Но была и другая часть истории дедушки, которая интересовала меня и многих немцев, чьи бабушки и дедушки участвовали во Второй мировой войне. А бабушка никогда не хотела рассказывать такие истории про деда. Она говорила, что это было ужасное время. Бабушка, строгая католичка, рассказывала, что в то время ей нужно было быть очень осторожной, чтобы не привлекать к себе внимание. Религиозность в нацистской Германии не приветствовалась.

Солдат Эрнст Каппель на фоне Дома правительства.


В результате поисков я узнал, что во время Второй мировой дедушка был капралом и водил грузовик для транспортировки оружия и людей. Он служил в артиллерийском полку 41 (Artillerie-Regiment 41). 

Дедушка служил в Минске с июня по август 1941 года, а после этого отправился в Смоленск, потом в Брянск. В 1944-м он женился на моей бабушке и после этого снова отправился воевать в Беларусь – думаю, он служил в Витебске. Там он попал в плен, в котором пробыл до 1948 года. Потом его отправили домой, в Германию. 

Что с ним было в плену, я не знаю – он не любил вспоминать те времена.

Грузовик, который водил Эрнст.


– Что вы почувствовали, когда нашли фотографии дедушки
?

– Я понял, что они уникальные, я никогда не видел такого прежде. На одной из них был Дом правительства – насколько я знаю, это очень важное здание в Минске. И, когда я нашел в интернете фото этого здания с гербом Беларуси, это было очень сильное впечатление. 



«Я СЛУШАЛ ДЕДА – И МНЕ БЫЛО ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО»

– Только один ваш дедушка служил во время Второй мировой?

– Мой двоюродный дедушка Хaйнер Дингес тоже воевал в Беларуси – он был одним из первых солдат, которые пересекли границы СССР летом 1941 года. Он рассказывал мне некоторые вещи о войне, но после этих разговоров у меня оставался неприятный осадок: Хайнер действительно верил в нацистскую систему или, по крайней мере, не считал ее такой уж плохой. 

Хайнер Дингес – второй справа.


В отличие от моего деда, Хайнер был более активным солдатом и даже получил несколько медалей. 

Как-то он рассказал мне историю о том, как после сражений в Беларуси отправился в Россию, и там у него под командованием были два русских дезертира. Они сражались вместе с немцами против Красной армии, и он называл их своей «страховкой», потому что они никогда не спали ночью. В Красной армии советских дезертиров обычно сразу же казнили, как только ловили, – уверен, что немцы делали со своими дезертирами то же самое, – поэтому они были слишком напуганы, чтобы спать. 

Я слушал деда и думал о том, насколько он не уважал их как людей, раз держал в живых только ради своей безопасности.

– А чем ваш дедушка и двоюродный дедушка занимались после войны?

– Мой дед стал водителем автобуса в общественном транспорте. У него было трое детей, потом он вышел на пенсию и умер от сердечного приступа в возрасте 69 лет – это случилось в 1983 году.

Что касается моего двоюродного дедушки – честно говоря, я не знаю. Я не очень много общался с ним в детстве, а во взрослом возрасте встретил его только один раз. Он был довольно строгим, и мы не очень ладили. Пару месяцев назад я узнал, что он умер зимой 2017-го в доме престарелых – ему было 95 лет.

– Вы рассказываете, что дедушка Хайнер и после войны был убежденным сторонником нацизма. А вы в детстве чувствовали давление этой идеологии?

– В детстве я воспринимал нацизм как что-то очень злое и запрещенное. Старшие, как правило, не говорили об этом, и я мало что знал. Так что тема не была для меня особо актуальной. 

Так было до начала 1990-х годов, когда неонацизм стал в Германии вновь актуальным: например, начались погромы. Вот тогда я понемногу стал больше узнавать об истории и начал воспринимать «современную» форму нацизма действительно как угрозу. Сейчас нацизм для меня – это просто обреченное понятие, неправильное по своей идее.

Эрнст Каппель с сослуживцами в Беларуси или в России.


«БЕЛАРУСЬ – ДОВОЛЬНО ИЗОЛИРОВАННАЯ СТРАНА»

– Что вы знаете о Минске, о Беларуси?

– Я искал много информации: читал про историю Беларуси, про историю Минска во времена войны – и ужасался тому, сколько людей здесь погибло уже в первые месяцы 1941-го.

Я никогда не был в Беларуси и, честно говоря, знаю о ней не так много. Но периодически что-то читаю про вашу страну, и мне кажется, что она достаточно интересная. Я знаю какие-то исторические моменты: например, о том, что Беларусь впервые получила независимость после Первой мировой войны, но вскоре стала частью СССР. И только когда Советский Союз распался, ваша страна стала наконец независимой.

Я читал о политических разногласиях между Беларусью и некоторыми странами Западной Европы, и у меня сложилось впечатление, что Беларусь довольно изолированная страна. Но недавно я начал думать, что это не вся правда, потому что мир гораздо больше, чем Западная Европа. В любом случае я с удовольствием приехал бы в Беларусь. 



«СЕЙЧАС НЕМЦЫ ПАЦИФИСТЫ. ИЛИ ИМ БЕЗРАЗЛИЧНО»

– Как сейчас немцы относятся к войне?

– Время между 1933 и 1945 гг. остается важной главой немецкой истории. А в общественном сознании и сейчас остается чувство уважения и памяти. 

Лично я вообще не думаю, что есть реальная необходимость чувствовать себя «виноватым» за события, которые произошли задолго до того, как кто-то даже родился. Но я считаю очень важным помнить о том, что произошло, так как важно признавать темные времена в истории и пытаться учиться на них, не повторять их.

Что касается отношения немцев к войне сейчас, то я бы охарактеризовал общественную точку зрения как пацифистскую и (или) безразличную. Война просто не очень популярная вещь здесь – возможно, потому что история уже преподала нам все свои уроки. 

Хотя немецкие вооруженные силы по-прежнему развернуты за рубежом в рамках нескольких миссий ООН и НАТО, что вызывает определенные дискуссии в обществе. Но большинство немцев считают себя пацифистами или просто не думают о войне.


– Как вам кажется, как развивалась бы история, если бы Германия выиграла войну?

– Если бы Германия выиграла войну, это был бы трагический сценарий. Она еще больше расширила бы свои границы и поставила под контроль еще больше народов. Намного дольше длился бы холокост. Ресурсы Восточной Европы использовали бы в пользу Германии, а славянское население частично убили бы или поработили. 

Думаю, наши дедушки и бабушки были просто молодыми людьми, которые сполна ощутили на себе силу войны и ее влияние. Они, конечно, были втянуты в очень плохие вещи, но сложно говорить о том, что это полностью их вина.

Война была ужасной и жестокой, ведь огромное количество людей погибло напрасно. Но еще она кардинально изменила историю и карту мира. И это сильно повлияло на Германию, которая после войны разделилась на восточную и западную части. Для Германии это было время переосмысления прошлого, формирования нового образа жизни и отчасти начала той страны, которую мы видим сейчас.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: из личного архива героя.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
11.10.2017
История  
 
13
0
0
0
КОММЕНТАРИИ
хорошее интервью
мне вот интересны истории про войну с обеих сторон
еще интересно было бы почитать про мнение и отношение к войне людей воевавших во время войны и уже постфактум
было бы классно, если бы нашелся какой немецкий дед, который бы рассказал свою историю
ОТВЕТИТЬ
ну вообще про это вроде даже литература есть, мемуары и все такое)
ОТВЕТИТЬ
пампампам 11-10-2017, 16:17
0 0 0
посоветуйте!
ОТВЕТИТЬ
комментаторка 11-10-2017, 17:20
+3 3 0
Луковица памяти.
Хотя вам скорее в эту сторону: Сайер, Керн, Пабст, Леске.
ОТВЕТИТЬ
на фоне нашей идеологии даже можно назвать такую статью смелой. действительно, с "той" стороны тоже были живые люди, некоторые во что-то верили, шли за идеей, другие слушались приказов, боялись, жили с этим после окончания войны, рассказывали детям об этом, хранили фотографии
ОТВЕТИТЬ
Stagger Lee 11-10-2017, 16:20
-3 4 7
Был еще один случай, связанный с такой же темой. Одна немка в начале 2000-х нашла фото повешения минских подпольщиков, и увидела своего отца на этой фотографии, он был в офицерском звании. И принимал участие в повешении. Она, увидев его на фото, не выдержала и покончила с собой.
ОТВЕТИТЬ
котоламповая история? или есть конкретика?
ОТВЕТИТЬ
Stagger Lee 11-10-2017, 19:04
Комментарий ожидает проверки модератора.
ОТВЕТИТЬ
Мария Костюкович 11-10-2017, 18:10
0 1 1
Док.фильм "Бумеранг" Анатолия Алая
ОТВЕТИТЬ
Мария Костюкович 11-10-2017, 18:12
0 0 0
Это ответ для Lisitz
ОТВЕТИТЬ
комментаторка 11-10-2017, 21:52
+1 2 1
Там есть имя (Annegret Eichhorn), есть фотография (казнь Брускиной) - нет времени возиться, но, судя по всему, источник не заслуживает доверия.
ОТВЕТИТЬ
ava
Можно еще посмотреть этот мини-сериал
film/nashi-materi-nashi-otcy-2013-618935/
ОТВЕТИТЬ
Да, присоединюсь, "Наши матери, наши отцы" очень даже качественно и интересно снят.
ОТВЕТИТЬ
ava
Комментарий ожидает проверки модератора.
ОТВЕТИТЬ
ava
Интереееееесно , спасибо
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY