«В семье надеялись, что полнота сойдет». Минчанка о том, как столкнулась с давлением из-за веса
115
04.01.2018

«В семье надеялись, что полнота сойдет». Минчанка о том, как столкнулась с давлением из-за веса

Фэтфобия – это давление, с которым ежедневно сталкиваются люди из-за веса. CityDog.by поговорил с минчанкой Яной, которая сталкивалась с фэтфобией, о том, почему комментировать чужой вес – это сомнительная забота.

Фэтфобия – это давление, с которым ежедневно сталкиваются люди из-за веса. CityDog.by поговорил с минчанкой Яной, которая сталкивалась с фэтфобией, о том, почему комментировать чужой вес – это сомнительная забота.

ЯНА
23 года


«Я РОСЛА С ОЩУЩЕНИЕМ, ЧТО НЕЛОВКАЯ, НЕСКЛАДНАЯ, НЕКРАСИВАЯ»

– Я не могу вспомнить первых фэтфобных высказываний от чужих людей, потому что больше всего замечаний о своем теле и весе я, как ни странно, получала в семье. С самого детства меня считали «полненькой», засовывали в разные спортивные секции, чтобы я похудела, заставляли качать пресс и прыгать на скакалке дома, укоризненно смотрели, когда я тянулась за очередным пирожком.

Пересматривая детские фото, я очень злюсь, потому что вижу там обычного ребенка, в рамках нормы. Да, с жирком кое-где, но так бывает у человеческих детей. Моим младшим братьям, кстати, таких замечаний не доставалось.

Фэтфобные замечания, основную часть которых я получала как раз таки в семье, а не от ровесников в школе, очень повлияли на мои отношения с телом. Я росла с ощущением, что неловкая, нескладная, некрасивая. До сих пор часто стесняюсь своего тела.


«В СЕМЬЕ НАДЕЯЛИСЬ, ЧТО В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ ПОЛНОТА СОЙДЕТ»

Я была читающей девочкой и из прекрасных добрых книг быстро вынесла, что внешность не важна, главное – храбрость, доброе сердце, ум. Поэтому я очень сопротивлялась давлению на меня из-за веса и была в корне не согласна, что это вообще важно.

Но, будучи подростком, на волне желания найти партнера очень пропиталась фэтфобией, стандартами красоты и популярными тогда пабликами типа «40 кг», «Типичная анорексичка» и прочими.
 


Решение похудеть, принятое тогда, не было связано с конкретным человеком вне семьи или его мнением – скорее, с нашей культурой в целом. В семье надеялись, что в подростковом возрасте полнота сойдет, я смотрела на образы в медиа, журналах, кино, соцсетях – и это примерно один тип фигуры, если только не какой-то комедийный толстяк.


То есть ты впитываешь все эти красивые истории влюбленности, но у тебя почему-то так не происходит. Начинаешь анализировать, почему, – и вот же очевидно, в чем разница, что тебе надо исправить в себе. Даже какие-то глупости вроде «Не родись красивой»: героиня меняет внешность – меняется ее жизнь. Это очевидная ролевая модель. А в подростковом возрасте ты очень чувствительный и неопытный, поэтому ведешься на все это.


«Я ПОКУПАЛА СЕБЕ СЛАДОСТИ И ХРАНИЛА НА ОТДЕЛЬНОЙ ПОЛКЕ, НЕ ТРОГАЯ НЕДЕЛЯМИ»

Моя диета называлась, кажется, ABC. Там был повторяющийся цикл дней: 800–400–200–100 калорий–голодание, я все это считала, варила какие-то бульоны, говорила родителям что поем в лицее или на ходу, а сама, конечно же, не ела. При этом я ходила в бассейн, ездила на велосипеде, готовилась к ЦТ и выпускным экзаменам.

Так, у меня начались проблемы со сном: я тяжело засыпала, ворочалась полночи, а потом просыпалась до будильника и не могла уснуть. Темнело в глазах, когда принимала душ. При этом я была одержима едой и могла потратить несчастные 200 калорий в день на четверть какой-нибудь очень вкусной шоколадки. Я покупала себе сладости и хранила на отдельной полке, не трогая неделями.


«МЕНСТРУАЦИЙ НЕ БЫЛО ТРИ МЕСЯЦА»

Я много сбросила. Всю жизнь был точный, по часам, менструальный цикл, а тут менструаций не было три месяца. Я три раза пересдавала анализы для поступления в вуз, потому что у меня был очень низкий показатель железа. В семье были проблемы, поэтому никто не заметил, что происходит.
 


Меня до сих пор очень задевает, что мама вспоминает то состояние как лучшую мою форму, хотя я много ей говорила, какой ценой достигла того размера.

Я отказалась от диет, когда тем же летом пошла в поход в горы. Дневные переходы с тяжелым рюкзаком требовали кучи энергии, и я не боялась есть, понимая, что мне это нужно – со ста калориями в день в горах ничего ведь особо не сделаешь.

Это было до того, как я узнала о бодипозитиве и феминизме, но, мне кажется, вполне в их духе.


«СТОЛЬКО ПЕЧЕТСЯ О ВНЕШНОСТИ – ТУПАЯ БАБА»

В нашей культуре к женскому телу представляется множество требований: будь стройной, гладкой, свежей, с улыбкой, стильной, невызывающей. Соответствовать им всем нереально, и всегда тебя можно осудить по какой-нибудь статье, в крайнем случае всегда наготове «столько печется о внешности – тупая баба».
 


Феминизм же о том, что женщина может выбирать сама. Хочешь следить за своим весом и питанием – это твой выбор и прекрасно, хочешь не обращать на это внимания – пожалуйста, дело твое. Не обязательно быть чудо-женщиной, успевающей во всем, важнее прислушаться к себе и своим потребностям.

Для меня бодипозитив и феминизм тесно связаны, они идут почти неразрывно. Мне очень интересны темы телесности, стыда и его замалчивания, норм внешности, личных границ и всего, что связано с телом.

При этом я не очень люблю дискуссии о том, нужен ли бодипозитив, так как считаю, что все останутся при своем мнении. Поэтому я берегу нервы, не оппонирую, просто мягко говорю: «Нет, я не на диете», «Меня все устраивает».


«ФЭТФОБНЫЕ ШУТКИ МОГУТ СТАТЬ КАТАЛИЗАТОРОМ СРЫВА»

Фэтфобные шутки реально вредят. Одна, сказанная даже не в твой адрес, задевает и выбивает из колеи, особенно если это больная тема. Для людей с расстройством пищевого поведения такие шутки могут стать катализатором срыва. Поэтому я стараюсь пресекать фэтфобные выпады в адрес других людей тоже, но по мере своих сил. Могу просто запомнить, кто и что говорил, чтобы сделать выводы.


«ЗДОРОВЬЕ – ЭТО СЛОЖНАЯ СИСТЕМА»

Фэтфобия не работает как забота о здоровье. Она ориентируется на внешние показатели и не учитывает реальное здоровье. У человека, который не вписывается в стандарты красоты и считается «толстым», состояние может быть лучше, чем у условно худого.

Для меня настоящая забота о себе и другом человеке в первую очередь индивидуальна, это не слепое «ешь салат», «иди на пробежку». Забота учитывает реальное состояние дел у человека, то, сколько у него есть времени и ресурсов, каковы индивидуальные показания.

Здоровье – это сложная система, и описывать ее одной лишь меркой индекса массы тела неправильно. Тело и психика – прекрасное сложное устройство, и лично вам и вашему врачу виднее, какой вес лучше, чем модному журналу. Непрошеные комментарии и хамство никому не повышают уровень жизни.

Вообще, в нашей культуре очень плохое понимание того, что связано со здоровьем. Онкобольным советуют пить травки, бесплодным – сходить к бабке-шептунье, ментально нездоровым – в церковь. Поэтому, если вы не близкий человек, лучше всего вообще промолчать – как бы вам ни казалось, что вы знаете, что делать с чужим здоровьем.

У нас одна жизнь и не так много времени, чтобы ждать, «пока похудеешь», и откладывать на это время наряды, занятия и планы. Те силы и внимание, что тратятся на переживания из-за веса, можно потратить на что-то более полезное или приятное.

 

Екатерина Коваленок-Глуховская
психолог

«Стоит бережно относиться к своим друзьям, уточняя у них, не является ли тема шутки или сама шутка обидной»

– Шутки шуткам рознь, в данном случае все зависит от нескольких аспектов. Во-первых, насколько близкие и доверительные отношения в компании людей, звучит ли шутка только при доверенных лицах или при незнакомых. Во-вторых, насколько психологически устойчив человек, над которым шутят, и насколько значимой является для него данная тема. В-третьих, проверялась ли, оговаривалась ли приемлемость подобных шуток.

Действительно, может быть ситуация, где шутка является пассивной агрессией, скрытой насмешкой и издевкой, которая ранит, но не дает повода для отпора. С другой стороны, есть категория людей, для которых эти шутки, наоборот, являются одним из способов психологической разгрузки и копинг-стратегией. Так, полный человек может сам провоцировать в компании шутки по поводу своего веса и таким образом снижать субъективную значимость этой темы – шутка уже не воспринимается как нечто действительно ранящее, это позволяет выработать более ровное отношение и не так болезненно воспринимать оскорбления враждебно настроенных людей, например. Но тут важны уже обозначенные мной аспекты.

Ну и, конечно, есть третья группа, где люди, полностью безразличные к теме шутки, позволяют использовать ее по отношению к себе. Так, девушка с небольшой грудью, которая позитивно относится к своей форме, может в компании друзей шутить на этот счет, не только не испытывая дискомфорта, но даже переживая позитивные эмоции.

В этой теме все очень индивидуально, и стоит бережно относиться к своим друзьям, уточняя у них, не является ли тема шутки или сама шутка обидной, ранящей, ведь не все люди, к сожалению, знают, как самим сообщить о своем дискомфорте.
 


«Неудовлетворенность своей внешностью растет»

Неприятие тела является поощряемым и воспитываемым в нашей культуре. Тематика полноты и «лишнего» веса чаще прочих фигурирует в детской и подростковой травле, поскольку внешняя привлекательность и одобрение в этой сфере важны для людей. Мода на определенное телосложение с высокой вероятностью будет сказываться на их поведении и отношении к себе, повышая риск и без того распространенных расстройств пищевого поведения. Анорексия зачастую начинается в подростковом периоде, когда человек наиболее восприимчив к критике, раним.

Справиться с последствиями любого психологического насилия тем труднее, чем в более чувствительный период оно было произведено. Буллинг в детском и подростковом возрасте, где объект насмешек – внешность ребенка или подростка, зачастую приводит к полному обесцениванию своей личности и формированию сверхценной, некритично воспринимаемой идеи, что все переживаемые в дальнейшем неудачи напрямую связаны с неким внешним (телесным) изъяном. Рано или поздно это приводит человека к депрессивному состоянию, попыткам исправить свою внешность (от безобидных до травматичных, деструктивных способов), порой к суицидальным попыткам.

В последнее время  неудовлетворенность своей внешностью растет (это отмечают психологи и антропологи Рамси, Семенов, Суэми, Бурмакова, Биссель и Пинкот), что вызывает популяризацию пластической хирургии, а также приводит к возникновению серьезных заболеваний и психических расстройств. Боязнь негативной оценки внешности, неудовлетворенность телом и тревожность по этому поводу гораздо выше у тех, кто был ранее жертвой лукизма – дискриминации человека по внешнему виду (об этом рассказывал исследователь психологии красоты и привлекательности В. Суэми).


«Идеал – астеничное, худощавое телосложение»

Идеалом для женщин сегодня считается астеничное, худощавое телосложение, соответствие которому зачастую связано с постоянным насилием над собой и нанесением ущерба своему организму: от природы астеничное сложение имеют немногие. Такой жесткий контроль над весом не является здоровым ни физически, ни психологически.
 


«Многие диеты сравнимы по калорийности с рационом Треблинки»

Расстройства пищевого поведения включают в себя одни из самых опасных и смертоносных синдромов, например анорексию и булимию.

Существует ряд заблуждений, связанных с этими заболеваниями. Например, что анорексия бывает исключительно у худых. На самом деле анорексия предполагает болезненную потерю веса и дистрофию только на последних стадиях, но суть этого расстройства в дисморфофобии, боязни полноты, ненависти к себе и отказе от пищи.

Также существует миф, что специфические и неуточненные расстройства питания и пищевого поведения протекают легче или даже бессимптомно. Из-за этого заблуждения многие больные не обращаются к врачу. В 2007 году в ходе исследования, посвященного неуточненным расстройствам пищевого поведения, доктор Фэрбёрн (Fairburn) и коллеги обнаружили, что большинство случаев носят «смешанный» характер и их нельзя назвать случаями нервной анорексии или нервной булимии. Смертность от неуточненных расстройств пищевого поведения так же высока, как смертность от анорексии, – 20% заболевших.

Стремление к бестелесности приводит к смерти примерно 3000 человек ежегодно, а многие диеты, пропагандируемые как здоровое, правильное питание, сравнимы по калорийности с рационом Треблинки.


«Общество ставит женскую идентичность, ценность и сексуальный статус в прямую зависимость от красоты»

Несмотря на растущую озабоченность мужчин своим внешним видом (и растущий процент мужчин с диагнозом «нервная анорексия», а также другими расстройствами пищевого поведения), положение дел остается таковым, что именно женщины чаще всего прибегают к пластической хирургии и прочим косметическим операциям, а большая часть литературы о способах корректировки фигуры имеет в первую очередь женскую целевую аудиторию.

Многие авторы отмечают, что общество ставит женскую идентичность, ценность и сексуальный статус в прямую зависимость от «красоты», где наиболее значимыми показателями являются фигура и черты лица. Культурологически девочек, девушек и женщин ориентируют на попытки нравиться за счет своей внешности. Причем нравиться сферическим людям в вакууме, а не конкретным реальным партнерам. Мнение этих «сферических людей» часто оказывается важнее мнения партнера; и даже если его все устраивает в «неидеальном теле» женщины, ей трудно избежать давления общественного стандарта.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.