HR о том, почему выполнять требования начальства больше никому не интересно
94
16.04.2015

HR о том, почему выполнять требования начальства больше никому не интересно

Действительно ли новое поколение по-другому живет и работает; отчего мы становимся инфантильнее, все время ищем себя и перестаем гордиться образованием? Поговорили с Аминой Идиговой, бизнес-партнером по управлению персоналом в EPAM Systems.

Действительно ли новое поколение по-другому живет и работает; отчего мы становимся инфантильнее, все время ищем себя и перестаем гордиться образованием? Поговорили с Аминой Идиговой, бизнес-партнером по управлению персоналом в EPAM Systems.

– Давайте начнем с того, кто такие миллениалы и почему о них так много говорят.

– Согласно теории поколений, миллениалы, или поколение Y, – это люди, родившиеся в конце 80-х – начале 90-х годов. Про них пишут разное: что они слишком амбициозны, не признают авторитетов, хотят всего и сразу, во всем ищут фан, слишком инфантильны и ленивы. Пугают, что меня как HR-специалиста в ближайшие годы ждет огромное количество проблем, связанных с тем, что придется работать с этими непонятными и не близкими мне людьми (смеется). Но единственное обобщение, которое я разделяю, состоит в том, что их стало меньше. Вдвое.

– То есть вы считаете, что разговоры о том, что новое поколение, то есть миллениалы, кардинально отличается, – это ерунда?

– Я скорее хочу развенчать миф о теории поколений в целом. Предложенная модель – даже не теория – содержит многочисленные методические ошибки и описывает не динамику поколений, а стереотипные представления о ней авторов.

Экономист Нэйл Хоув заметил, что в мировой истории кризисов есть определенная цикличность, а его друг писатель Вильям Штраус просто добавил немного драматургии. В итоге появился очередной фэн-шуй для HR.

Я уже почти 20 лет работаю в сфере управления персоналом, но эта теория у меня никак не совпадает с реальностью. Просто, когда перед тобой ставят реальные прикладные бизнес-задачи, ты понимаешь, что эти теории не очень реалистичны.

В целом способов оценки персонала и типологий личности сейчас огромное количество, я использую методики с более высоким уровнем достоверности. Коэффициент достоверности (а для расчетов есть специальные статистические метрики) теории поколений – 0,12. Хуже нее только астрология – там коэффициент достоверности 0,14.

– Но при этом отношение человека к своей работе за последние десятилетия явно сильно изменилось.

– Так и есть, авторы теории поколений проанализировали несколько стран и заметили ряд закономерностей. Но эти закономерности скорее связаны с развитием технологий в целом, а не с тем, что новое поколение как-то серьезно отличается. Просто люди ведут себя в соответствии с контекстом и тем, как изменяется экономическая и социальная реальность.

Изменился мир, и изменился дискурс. Раньше модель жизни рассматривалась как производственная реальность, где люди четко понимали, что во всем есть предсказуемость и линейность. Сейчас все изменилось. Сегодня никто уже не рассматривает школу, работу или даже семью как иерархическую, линейную модель. И дружбу, и учебу, и работу, и семью мы все сейчас рассматриваем скорее как площадку для реализации своего потенциала: личностного, духовного или профессионального – смотря что актуальнее.

– То есть меняемся все мы?

– Да, например, миллениалов обвиняют в том, что у них расстройство структуры времени. Если моя бабушка ложилась спать, когда темнело, то они ложатся спать, когда в интернете закончились новости или закончился интернет. Но ведь это в равной степени касается всех нас, живущих в интернете, – я тоже легла сегодня в 5 утра, в интернете кто-то был неправ (смеется).

Еще одна характеристика миллениалов, а на самом деле почти всех нас – это расстройство структуры информации. Мозг вынужден совершать дополнительную работу по монтажу обрывков в единую канву, когда мог бы потратить силы на извлечение смысла. Структурированных историй становится все меньше. В Сети существует возможность потери навыка мыслить последовательно, структурно. Потому что, если вы знаете много вещей, но не проделываете мыслительную работу для того, чтобы их друг с другом связать, они остаются разрозненным набором фактов.

Отсюда же появляется расстройство причинно-следственных связей. Из-за длительного пользования интернетом люди отвыкают делать долгосрочные выводы и нести ответственность за свои поступки. Теряется связь между делами и сообщениями. Мозг начинает лениться: зачем думать самому, если можно подождать комментария или нового поста?

Так появляется расстройство структуры целей. Люди перестают понимать, куда и зачем двигаться. Потребляя информацию, не связанную между собой, человек может впасть в информационный транс. Шутка о том, что в наше время не нужна цензура, потому что в качестве цензуры выступает обилие источников информации, очень актуальна.

К тому же интернет – это мир иллюзий. И все мы становимся инфантильнее, потому что погружены в контекст, где видим не реальных людей, а их улучшенные версии себя. Кажется, что все вокруг влюблены, успешны, богаты, похудели и нашли классную работу. Люди обычно показывают себя только в моменты успеха, а в моменты борьбы они предпочитают оставаться в тени. В итоге все мы постим ту информацию, которая эту иллюзию поддерживает. И на этом фоне любой из нас может почувствовать себя неудачником. Но, опять-таки, для кого-то это путь назад, а для кого-то вызов – кто-то становится инфантильнее, а кто-то сильнее. И от возраста это не зависит.

– А как это отражается на том, как и зачем люди работают?

– Я сказала бы, что люди скорее хотят не работать, а реализовать свои внутренние и профессиональные цели. Работа – это что-то такое второстепенное, что получается само собой в процессе реализации. Сейчас даже шутят: «Я не работаю у вас, а решаю интересные мне задачи, а вы мне платите за то, что я решаю их у вас».  И такой подход сейчас очень актуален и для 20-летних, и для 40-летних.

Или вот, например, современная система образования, которая больше не способна бросить вызов ищущим людям, какого бы они ни были возраста. Многие родители уже смотрят на школу как на «камеру хранения» для детей. Люди почти перестали гордиться тем, что у них две диссертации или пять высших, потому что это не помогло им с самоопределением.

А вот насчет «зачем» люди работают – мне кажется, что сейчас всем интереснее всего найти себя. Это то, зачем люди ходят на работу, на тусовки и присоединяются к социальным группам. За этим они едут на Гоа, отращивают бороды, голосуют за мир, что-то курят или едут спасать детей в Африку. Раньше существовало несколько последовательных этапов жизни: сначала человек созревал сам, потом создавал семью, а потом уже искал себя. Сейчас люди начинают искать себя сразу, не созревая и не создавая семью. Хорошо это или плохо, сказать сложно. Наверное, если это работает, то хорошо.

– Получается, что миллениалы – это все мы?

– Все, кому приходится жить в цифровом мире. Люди живут в интернете, а интернет формирует определенную субкультуру. Я недавно в очереди в поликлинике познакомилась с бабушкой 76 лет – она была с планшетом, зафрендила меня и похвасталась, какими приложениями пользуется. Даже пенсию получает и платит за коммунальные услуги через интернет-банкинг. Стало понятно, что между нами не такая уж большая разница, потому что мы фактически живем в одной реальности.

– А если попробовать заглянуть в будущее: как может измениться то, как и зачем люди работают?

– Однозначно только то, что улучшится инфраструктура. В сторону виртуализации и повальной интеграции всего. Все устройства и приложения скоро объединятся в один сплошной «интернет вещей». Процесс вовлечения все более широких областей человеческой деятельности в цифровой мир набирает обороты и уже обзавелся собственным названием – Digital Engagement. А люди, как и прежде, будут очень разными: кому-то будет хотеться ходить в офис, кому-то – работать в кафе, а кому-то – дауншифтить. Но, в принципе, это все происходит уже сейчас.  

В остальном же есть 6 базовых ценностей, которые не изменились за последние 45 миллионов лет. У человека всегда есть потребность в постоянном росте и в том, чтобы приносить пользу, а также в разнообразии – люди любят сюрпризы, но в то же время и в предсказуемости. И то, и другое нужно всем, просто кому-то ближе разнообразие, а кому-то предсказуемость. А еще нам всем важна связь с другими и принятие, чтобы нас одобряли и любили. Но в то же время важно отличаться, быть в чем-то особенным. Опять-таки, это шкальные величины, и каждому ближе какой-то из полюсов. Даже маньяку-убийце важно развиваться и понимать, что он делает это не просто так. Так что базовые ценности не меняются – изменяется контекст, где их можно реализовывать.

– Какой вывод из этого можно сделать работодателям? Что им важно понимать?

– Сейчас люди учатся смотреть на задачи шире – им уже неинтересно просто делать то, что им сказали. Им важно разобраться и понять, в чем реально заключается проблема. И это делает их жизнь сложнее, но и интереснее. Поэтому не ожидайте, что ваши работники будут просто выполнять поручения, начните им доверять, дайте им свободу, и наверняка в итоге они предложат вам более выгодное решение. 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.