Скажите: где находится ваш «внутренний Минск»?
19
11.02.2018

Скажите: где находится ваш «внутренний Минск»?

Недавно Анна Чистосердова пожаловалась, что Минск – это город с короткой памятью, и попросила своих подписчиков вспомнить любимые места и личные традиции в городе. Мы вдохновились энтузиазмом комментаторов и расспросили некоторых из них поподробнее. А Максим Шумилин дополнил истории своими фотографиями.

Недавно Анна Чистосердова пожаловалась, что Минск – это город с короткой памятью, и попросила своих подписчиков вспомнить любимые места и личные традиции в городе. Мы вдохновились энтузиазмом комментаторов и расспросили некоторых из них поподробнее. А Максим Шумилин дополнил истории своими фотографиями.

ОКСАНА БОГДАНОВА
директор музея-мастерской З. Азгура

«ИЗ ДАЧНОГО ЗЕЛЕНОГО ЛУГА В ПРИЯТНЫЕ МЕСТА»

– Мой внутренний Минск неразрывно связан со странной улицей Богдановича. 

В разные периоды моей жизни она доставляла меня из такого зеленого и почти дачного Зеленого Луга в разные нужные и порой приятные места. В младенческом возрасте – в детский садик на площади Победы.

Путь этот был связан, если опираться на воспоминания родителей, с бесконечными потерями – то калоши, то варежки. А для меня – с бесконечными радостями, так как для четырех семей (семи взрослых) я на тот момент оставалась единственным и залюбленным ребенком.

С семи лет улица Богдановича «доставляла» меня в детскую музыкальную школу № 8, с семнадцати – на работу в Национальный художественный музей. И, конечно, Богдановича – путь к удовольствиям: детские и ранне-юношеские прогулки в парке Горького, свидания в парке Купалы, Оперный театр, театрально-гастрольный Дом офицеров, причердаченная изостудия в «Белсовпрофе», секция таэквондо в Мариинском костеле, Ленинская библиотека.

Это улица, по которой я неоднократно покидала свой Минск и возвращалась в него.
 

 

АЛЕКСАНДР КОСАЧ
директор JetSounds

«ХОЧЕТСЯ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ БЕЗРАЗЛИЧНЫХ ЛЮДЕЙ, ДОБАВИТЬ УЮТА И СОЛНЦА»

– Я вырос в центре в районе площади Победы, поэтому мне близки по духу именно эти места: парк Горького, проспект от Коласа до Победы, старые дворики с лавочками. Да, точно – лавочки, столы для настольного тенниса, домино, коробки для хоккея.

Это мой внутренний Минск; сейчас, правда, этого уже почти нет. Я очень люблю тишину, поэтому больше всего люблю гулять вдоль набережной в районе парка Горького и Купалы, Коммунистической, смотреть на уток, людей, на деревья, на реку.

Минск – это люди, которые делают этот город. Мне всегда было интересно наблюдать за яркими, заметными личностями, какой была Элеонора Езерская, поражавшая своими волшебными нарядами всех вокруг, разрывавшая стереотип советской женщины. Вообще, в Минске всегда было много таких ярких персон и много фриков.

С другой стороны, поражали старые интеллигентные минчане и минчанки еще довоенного воспитания: всегда аккуратные, в меру строгие и очень интересные в общении. Именно эти люди стали передатчиками души Минска, которую едва не уничтожила война. Вообще, наверное, главная вещь, которой не хватает Минску сегодняшнему, – это полноценного еврейского квартала за Немигой. Это могло бы быть реально главной фишкой города.

Хочется избавиться от безразличных людей, хочется добавить яркости, теплоты, уюта и солнца.
 

 

ИРИНА АНТОНОВА
пиар-консультант

«ВСЕ КНИЖНЫЕ МЕСТА ИМЕЮТ ОСОБЫЙ ЗАПАХ»

– Воспоминания, звуки и общая атмосфера размеренности, созерцательности: родительский дом, набережная, Верхний город, галерея на Козлова, художественный музей, Маркса, бульвар Шевченко, Кропоткина, Комаровка, колесо обозрения, Осмоловка, Оперный... Моя школа и хорошие воспоминания, улица Революционная, велодорожка, СК «Трудовые резервы», улица Румянцева, кофе и пирожное «Картошка» в «Центральном», старая «Националка», книжный в Троицком, «Логвінаў», книжная выставка – все книжные места имеют особый запах.

Мне кажется, этo места, которые дают городу и жителям внутреннюю силу и энергию, баланс между быстрым и размеренным. Я там бываю, когда мне хочется побыть с собой или небольшой компанией друзей, близких.

В Минск хотелось бы добавить уже высоких деревьев, детских и спортивных площадок, зеленых территорий, возможности купить кофе с собой в спальных районах и мест для отдыха и прогулок там, добавить паркингов. А еще парки без аттракционов, но с местами для уединенных бесед, прогулок, созерцания.
 

 

АЛЕКСЕЙ СТРЕЛЬНИКОВ 
театральный режиссер

«ТАКІ RURAL CHARM, ЯКІ Я АСАБІСТА ВЕЛЬМІ ЦАНЮ»

– Я не карэнны мінчанін, але жыву ў Малінаўцы з дзесяці гадоў, мой Мінск пачынаўся адтуль. Праз дарогу ад дома было вялікае поле паміж Малінаўкай і Сухаравам. Усё дзяцінства я выгульваў там свайго сабаку, ведаў, здаецца, кожны каменьчык. Там былі два невялікія лясочкі, у якіх мы часта сядзелі з незнаёмымі нават дзецьмі. Аднойчы пайшоў праз тое поле гуляць у страшную завіруху, мы з сабакам правальваліся ў снег па пояс, гэта былі сапраўдныя прыгоды.

Уздоўж Рафіева цягнецца яблыневы сад, а за садам на досыць рэзкім спуску ёсць бярозавы гай, там адкрываўся від на прыватны сектар і далей на будоўлю Сухарава. Там я таксама часта бавіў час. Гэта такі rural charm, які я асабіста ў гарадах вельмі цаню. І ў Парыжы, і ў Берліне, і ў Боне мне потым найбольш падабаліся менавіта кавалкі некранутай прыроды на ўскраінах, а не шумныя цэнтральныя плошчы.

Кудысьці ў кірунку цэнтра горада ездзіць я пачаў хіба перад паступленнем ва ўнівер. Сяброўка прывяла мяне ў гурток журналістыкі Палаца моладзі, і раён Камсамольскага возера мне падабаецца дагэтуль.
 


Калі называць кавярні, то я з вялікай павагай стаўлюся да «Лондана», я здзівіўся ў свой час, што там быў другі паверх. Сяброўка прывяла нас туды кампаніяй, але ўвесь час за намі «палілі» афіцыянты, і гэта было так сабе адчуванне. Праз гэты выпадак успомніў відэасалон на Маскоўскай. Мы прагульвалі пары на журфаку, хадзілі глядзець туды розны артхаус са спіса Жбанкова. Адно з самых танных «злачных» месцаў для студэнтаў на той час.

Па-сапраўднаму сваім я адчуў сябе ў кавярнях, калі сам папрацаваў афіцыянтам. Гэта было толькі некалькі месяцаў у «Кальяннай №1», я вельмі ўдзячны Ваню Мураўёву за гэты досвед. Я наўмысна папрасіўся на ранішнія смены, шмат ахвочых працаваць раніцай не бывае. А для мяне першыя наведнікі на Маркса былі, напэўна, самыя важныя.

Мне вельмі падабаюцца такія мінскія аўтарскія месцы. І «Бітлджус», і «Тры жаўнеры», і «Мулен» я паважаю менавіта праз тое, што добра ведаю гаспадароў. І не раз адчуваў іх прыязнае да мяне стаўленне. Калі мой сын толькі нарадзіўся, я, напрыклад, прыехаў у «Мулен» на Дзень маці купіць штосьці смачнае для жонкі. Завальваюся ў кавярню з кульком паўгадавалага дзіцёнка, а там вялікая чарга. Думаў ужо развярнуцца і паехаць, але Таццяна, гаспадыня, на шчасце, была ў той момант, яна хутка разлічыла мяне па-за чаргой. Па выніку я да смерці буду іх лаяльным кліентам.

Я ваджу студэнтаў-кітайцаў у «Тры жаўнеры», расказваю ім пра польска-савецкую мяжу, пра Пясецкага. Там зараз увогуле такое брутальнае наваколле, якое працуе на карысць атмасферы.
 

 

ОЛЬГА ЗЫГМАНТОВИЧ
бизнес-аналитик в EPAM

– Набережная вдоль улицы Октябрьской, Лошицкий парк (прекрасен и до, и после, и во время реставрации), парк Победы со стороны Орловской, 75-я художественная школа на улице Свердлова (самая любимая из трех моих школ), церковь Марии Магдалены – волшебное место, чтобы иногда посидеть там в тишине, спонтанные выезды на Минское море. Ну и пространство «Верх» – обожаю танцевать! 

В идеале важно оставлять побольше зелени и вписывать архитектуру в природу, а не наоборот. Такая дружба, скорее всего, добавит дружелюбия всем... Минск, к сожалению, пока совсем не дружественный ни к людям с собаками, ни к маленьким детям. Чистый – да, но пока это как ребенка одели в белую рубашку и велели тихо сидеть и вести себя смирно. В общем, пока основной вопрос даже не в архитектуре, а в сознании.
 

 

АЛЕКСАНДР ТЕПЛЯКОВ
бренд-директор

«ЗАПАХ ДРОЖЖЕЙ – НЕПОБЕДИМЫЙ ФЛЭШБЕК ИЗ ДЕТСТВА»

– В первую очередь, Минск – это не какие-то знаковые места. Это «мои» люди. Те, которых рад видеть в любом контексте и обстоятельствах. Которые не ушли из моего сердца, несмотря на время. Например, я (человек зерновых алкокультур) ходил в «Ў» не за вином и музлом, а потому что Саша, Надя, Нюся... И на Октябрьскую к ним пойду. А переедут в Чижовку или Дрозды, пойду и туда! 

Запах дрожжей на Октябрьской – непобедимый флэшбек из детства (моя бабушка делала сладкую бражку из дрожжей и сахара). Один вдох – и я в солнечном, абсолютно счастливом детстве. Повезло Октябрьской: есть дополнительная уникальность, мечта нейромаркетолога; удивительно, но еще никто не обыграл это.

Мастерские. Намоленные места художников, скульпторов, архитекторов, дизайнеров и другого арт-люда. Часто на мансардах, иногда в квартирах, в подвалах. На проспектах или в жопе Минска. Очень разные. Проверил не раз: чем сильнее творец, тем вторичнее качество локейшна.
 


Еще одно любимое место в Минске – расписные стены и потолки первого этажа «Центрального». Как ни крути, тут есть своя особая атмосфера. Когда сюжеты «райское плодородие СССР» сделали цветными, магазин прямо «заиграл». Тут есть кусок и моего труда. Работали по ночам, каждый раз ставя и убирая высокие леса, не поубивались и не разбили ни одной бутылки в баре! Зачищали скальпелями лепнину от слоев белой краски былых ремонтов, восстанавливали отколовшееся, грунтовали и расписывали кисточками. Тяжелая работа, но она была в кайф. Кстати, многие покупатели даже не заметили разницы.

Здание филфака БГУ на Карла Маркса. Поступил как раз в тот год, когда здание Высшей партийной школы передали БГУ. Попали в другое измерение – такие «школы» даже в кино не показывали: паркет с ковровыми дорожками, мягкие кресла и журнальные столики в коридорах, зеркала, в кабинетах экраны и шторы управляются кнопками, мебель… Год примерно шиковали, а потом постепенно все стало исчезать. Но флер-то остался.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: из личного архива героев, Максим Шумилин.