«Американцы какие-то ограниченные». Белорус из США объясняет, почему не иметь своего мнения – это очень важный навык
46
09.01.2018

«Американцы какие-то ограниченные». Белорус из США объясняет, почему не иметь своего мнения – это очень важный навык

Минчанин Евгений Каменко почти год живет и работает в Калифорнии. И, кажется, за это время понял, почему американцу нет дела до того, что происходит за пределами его мира.

Минчанин Евгений Каменко почти год живет и работает в Калифорнии. И, кажется, за это время понял, почему американцу нет дела до того, что происходит за пределами его мира.


Почему американцы такие «ограниченные»

C Джулио мы идем по вечернему городу и говорим о загадочной американской душе. Джулио приехал на побывку в Сан-Диего из Бразилии. Раз в год-полтора у них с супругой Марисоль проходит великое американское турне, пока позволяет туристическая виза.

У Джулио в Бразилии своя айтишная контора. Довольно успешная: его софт помогает считать налоги, о которые бразильский бизнес обламывает мозг. У супруги стоматологическая клиника, которой она управляет по скайпу. Вместе у них дом, большая семья и приличный заработок. Но год из года они прощупывают США на предмет «остаться», потому что уровень преступности в Бразилии слишком высок и ставки на жизнь не менее высоки.

С Джулио мы говорим про социальное: религию, финансы, насилие или беспомощную власть. Джулио знает, где находится Беларусь. Расспрашивает про Крым. Эмоционально дышит – в этом бразильцы с белорусами очень похожи. Всласть наговорившись, резюмирует:  

– Ты понимаешь, вот я многое знаю, ты многое знаешь, а американцы многого не знают. Они все какие-то ограниченные, что ли. С ними неинтересно…

В любой другой ситуации на этом наш разговор подошел бы к концу. Но с Джулио мне нравится общаться, потому что он размышляет. Как и многие южане, он громок, резок и суетлив. Но не категоричен. А потому я могу говорить с ним на тему, о которой до переезда в США вообще не имел своего мнения.
 


Именно в Штатах я окончательно убедился в том, что не иметь своего мнения – это куда более важный навык, чем иметь. Вовремя не высказанное мнение куда мощнее, чем высказанное.

Особенно это видно в американской корпоративной этике. По каждому из вопросов есть эксперт, которому доверяют. Ответственность за решения и результат лежит на нем, а не на группе товарищей, когда черт пойми кто отвечает за черт знает что после многолюдных совещаний. Остальные коллеги – эксперты в своих и только в своих вопросах. Мнения не пересекаются, энергия не тратится, и не плодится атмосфера лихорадочного бесплодия.

Именно поэтому я отвечаю бразильцу: «Да, Джулио. Ты и я много знаем. Но какова ценность твоего знания? На что ты можешь обменять его? И если американцы ограниченные, то как тогда могла произойти все эта история с Луной, “Эпплом”, “Теслой”, Кремниевой долиной и прочими достижениями?»

Чуть подумав, Джулио говорит: «Значит, не ограниченные, а сфокусированные».


Как действует «ограниченный мир» американца: от пончика до общения с чиновником 

Двумя днями позже я стою в пышечной и смотрю, как за кассой орудует Ребекка. Ребекка – это чистое сияние улыбки и общение с клиентами level 80.

Пышечная называет себя лучшей в Калифорнии. На вывеске – логотипы основных газет и блогов с пометкой «as mentioned in». Это значит, что про пышечную писали какие-то СМИ страны, и для владельцев это весомый повод для гордости. К моменту открытия к прилавку выстраивается очередь в несколько кварталов. С утра до вечера Ребекка отвешивает пончики и комплименты. И делает это с такой искренней добротой и гордостью, как будто запускает ракету в космос.

– Первый раз у нас? Живешь здесь? О, заходи к нам почаще – лучше пончиков нет нигде в штате. Может быть, пива? Уже ведь 11 утра. Ты откуда? А где это? Ах, как я завидую людям, которые разговаривают больше чем на одном языке!  

Про зависть к иностранным языкам – это вежливое лукавство. У Ребекки за пазухой, скорее всего, кредит на образование, сессия в местной юридической школе и свои планы на будущее. А сейчас она явно на своем месте. Ей нравится шутить, хохмить и радоваться этой нескончаемой толпе. Все остальное ей по барабану.
 


Или вот еще пример. Если спросить американца, как отличить новомодные органические продукты от напичканных химикатами, он уверенно заявит: на них написано «органик». Не потому что тупой, а потому что за фразой «органик» на любой упаковке стоят результаты исследований, громоздкие правила ответственных регуляторов и нескончаемые сертификации.

Основное правило отношений американцев с законом – ты прав, пока не доказано иное. И если вдруг выяснится, что какой-то сельскохозяйственный Apple сознательно ограничивает скорость старых моделей своих яблок, то достанется ему не меньше, чем сейчас достается одноименному технологическому гиганту. 

За любым решением и надписью на упаковке стоят анализ, статистика и математические модели – от расписания общественного транспорта до легализации марихуаны. Общественное мнение, равно как и мнение отдельных важных чиновников, принимается во внимание, только если обосновано данными.

В этом плане особенно интересно было наблюдать за всебелорусским спором прошлого года на предмет начала школьных уроков. Единственный, хотя и непростой, ученик совершил реформу школьного образования, ответственные лица стали на марш, а нация естественным образом понеслась мочить друг друга.

В это же время в США вышли результаты занимательного исследования. Американские ученые и экономисты подсчитали, что начало уроков в американских школах не ранее 8:30 сэкономит стране почти весь белорусский бюджет – а именно 9 миллиардов долларов в год.

В первую очередь за счет продуктивности мозга и общественного здоровья в целом. Организм подростков настроен на то, чтобы ложиться поздно и поздно вставать. Проблемы со сном из-за раннего начала уроков приводят, во-первых, к ранним проблемам со здоровьем (нагрузка на систему здравоохранения), а во-вторых – к плохому усвоению знаний.

Мозг не всасывает информацию и тормозит, в итоге успеваемость ставит под вопрос продуктивность будущего специалиста, которому, черт возьми, ковать экономику этой страны. Для сравнения, средний показатель начала уроков в американский школах – 8:03 утра, а самые ранние стартуют в 7:30. 


Почему американцам плевать на чужое мнение, а нам – нет

Местные газеты пестрят важными новостями. 15 собак со всего каунти в День Независимости заявили о своей независимости и сбежали от хозяев, после чего попали в приюты. Хозяев просят забрать. Учитывая любовь калифорнийцев к собакам, это трагедия всего штата.

Новость с пометкой «Breaking» о том, что Сан-Диего продлил контракт с «Комик-коном» – ежегодной выставкой достижений мультяшного хозяйства. Еще три года на несколько дней в июле все отели и кабаки будут забиты под завязку. Это значит, что на улицы потекут ряженые в костюмах Чубакки, а в бюджет города и на счета бизнеса – их денежки.

Сирия, Путин, «Брексит», Корея, знание географии и даже всех названий штатов так же далеки от повестки дня местных жителей, как и заселение Марса. До той поры, пока новости напрямую не заденут их жизнь.

У американцев нет мнения по многим вопросам. У них в крови здоровый индивидуализм. Важна сначала твоя жизнь и твоя среда – во всех остальных случаях ты don’t give a fuck.

Все это умножено на умение радоваться мелочам. Получается совершенно дикий для нашего ума инфантилизм – американец будет забивать на чужое философское нытье и при этом может часами радоваться проросшему среди пустыни полевому цветочку.

В славянской жизненной драматургии такие характеры вызывают изжогу – вроде и посочувствуют, но как-то меленько, не подскажут, не поделятся своим мнением, за которое их можно будет винить потом всю жизнь.
 


Озабоченность чужим мнением в крови среднестатистического белоруса потому, что у него по каждому поводу есть свое. И свое, как известно, требует защиты от посягательств.

Но желание формулировать мнение по любому вопросу – это энергоемкое действие. Оно требует немыслимого физического и нервного напряжения. Когда белорус вымучил свое мнение, он фиксирует результат. Даже не так. Он фиксирует Результат. И пусть только какая-нибудь сволочь покусится на итог его стараний.

Это сформулированное мнение нерушимо. Если это санитарные правила, то кранты тому кабаку, который оставит открытую банку молока. Если решено, что геи – это плохо, то убийцу посадим на годик. Если марихуана – то на 9. Если споры – до хрипоты. Если интурист без страховки, то высадим, а лучше три месяца промурыжим в камере за патрон. Если парад, то шаг в шаг. Если граффити – то на века. Если рюмка – то до дна.

Мир полон несовершенства, но американцу нет дела до того, где находится и что происходит за пределами его мира. Потому что, например, в Калифорнии из-за отсутствия дождей выросли цены на авокадо, и 80% местной кухни теперь под угрозой подорожания. Правда американской жизни такова: гуакамоле, сделанный из тех самых авокадо, куда важнее 90% того, что переживает в своей персональной тревоге весь остальной мир. А тем более, что думают другие.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.