В Минске работает магазин стильной винтажной мебели: что и почем там продают
15
01.10.2017

В Минске работает магазин стильной винтажной мебели: что и почем там продают

Магазин «Б/Уржуазные ценности» работает полгода. Наши друзья из 34mag поговорили с руководителем магазина Артуром Вакаровым.

Магазин «Б/Уржуазные ценности» работает полгода. Наши друзья из 34mag поговорили с руководителем магазина Артуром Вакаровым.

Зачем открывать магазин винтажной мебели в Минске?

– Привезти винтаж в Беларусь – моя с друзьями многолетняя мечта. Понапокупали, понастроили себе «маёнткаў» в зрелом возрасте и захотели их интересно обставить. А вот с интересной мебелью в Беларуси почти никак.

В Дании или Голландии в каждом райцентре вроде Мяделя работает по три магазина, как наш, а в Минске не было ни одного. Жданы давно уже сдулись, исчезли куда-то комиссионки. Раньше сколько их было, а осталась одна, и то там половина – новое из ДСП.

Еще есть подозрение, что там сложилась какая-то мафия, которая забирает все интересное. Как ни хочешь купить что-нибудь – или еще не оформлено, или уже продано.

У нас в магазинах все одинаковое. Когда-то смотрел статью на «Онлайнере» «Что можно арендовать за 500 рублей»: нашел 30 одинаковых квартир с теми самыми горками, стенками, эмдээфными кухнями. Альтернатива – что-то бешено дорогое.

Мне хотелось, чтобы мои творческие друзья, такие же, как я сам, могли что-нибудь здесь выцепить. Они не могут отдать 2 000 евро за диван, а 200 евро отжалеть могут. Получился формат барахолки, который скорее для души, чем для бизнеса.

Сначала я думал назвать это магазином-музеем, ведь где в Беларуси еще увидишь живой пример стиля ар-нуво или дизайн Старка. К нам даже приходили ребята из izdereva.by после работы, чтобы просто пощупать-посмотреть, как все сделано.

Как появился магазин?

– Мы пытались все сделать частным образом: гоняли микроавтобусы с маленькими партиями. Но с белорусской таможней это не работает.

Я однажды ехал со смелым человеком, который повел нас через зеленый канал – мол, всего по мелочи, прорвемся. Но когда таможенник увидел, что мы везем 18 кубов мебели, то охренел: «На выход», «Конфискация».

Но как-то договорились, нас загнали в красный коридор – в конце концов получилось дорого и по нервам, и по ценам: всю ночь на таможне и по 4 евро за килограмм веса. Больше мы на такое не подписывались. Да и ограничивать себе размером гаражных контрабандистов неинтересно. Сделать этот магазин удалось только с помощью мощной компании-инвестора.

Интернет-магазин с предзаказом мы отмели сразу. Что это за барахолка? Надо же прийти, потрогать, само посещение таких мест – приключение. Ebay – это другой формат, его аналоги есть в Беларуси. А оффлайна не было. Хотя интернет-магазин у нас есть, это обязательное условие, современный стиль потребления для молодежи. Но это все же дополнение к настоящему офлайновому магазину.

Через три года вызревания идеи нашелся инвестор, у которого есть деньги и желание делать что-то интересное, потому что жить интересно. У него большая компания со многими нужными нашему бизнесу специалистами: юристами, логистами, декларантами. Наши наименования стали просто каплей в море еще много чего, что в этих фурах катается.

Помощь сильной компании, которая возит много грузов, стала решающей. Это другое направление, к нему по-другому относятся таможенники. Сложности все равно есть, однако мы работаем все лучше и лучше. За три месяца мы вышли на уровень самоокупаемости, но без поддержки этого не добились бы.

нужен ли винтаж белорусам? 

– Люди не хотят нового, и это общемировой тренд. Даже при том, что у них есть свое крутое и интересное производство. Все Америки, Азия (Китай, Япония, Индонезия), Европа хотят старую мебель.

Старое не стареет. Если ты покупаешь сегодня новое, оно завтра появляется у всех. А это существует в единственном экземпляре. Смотрел недавно коллекцию каких-то кубических блестящих итальянских тумб. Стоили 2 000 евро, модно было. А теперь не модно, и модным не будет еще долго.

Я вот ненавижу этот блеск новой мебели. Старое купил, сел и чувствуешь: мое. А тут волнуешься о каждом пятне.

Потом, все новое в Европе – дорогое, так как на его создание работает армия дизайнеров и конструкторов, вкладываются инвестиции. Чтобы купить современную дизайнерскую мебель, нужно быть очень богатым. Такой вот современный буфет стоит 10 000 евро. А можешь то же купить в IKEA, но будешь таким, как все.

В Беларуси тренд тоже есть. Каждый десятый к нам приходит и говорит: «О, это же моя мечта! А как вы это делаете?» То есть много людей хотело бы заниматься винтажной мебелью, и это понятно. Ее отсутствие – это как взять и вырубить какую-то часть культуры, как запретить, например, коллекционирование. Этот магазин следовало открыть, просто чтобы выйти на определенную степень свободы.

ОТКУДА ПРИЕЗЖАЕТ ЭТА МЕБЕЛЬ?

– Концепция заключалась в том, чтобы привозить вещи из Европы. Мои поставщики – из Голландии и Дании. Это позволяет создать полностью эклектичную подборку: от антикварных голландских и бельгийских стилей к более современным скандинавским. Поставщики – это не маленькие магазины, это огромный В2В с возможностью выбора и низкими оптовыми ценами. У моих партнеров ангар под 4 000 м2, полный всякого винтажа. С улицы туда не попадешь.

Беларусь для них – это непонятная сложная территория. Столько бумаг, манипуляций. Но вот сложился контакт – и работаем. Мы им, например, подарили весы. За 40 лет их работы никто не просил взвешивать и описывать каждую чашечку, которая стоит 40 центов. Не каждый торговец согласится на такое.

Много народу спрашивает, а почему нет нашего советского, старое же. Во-первых, не считаю советское нашим. А во-вторых, так нет там интересных стильных проектов. Зачем брать дээспэшный советский шкаф? Там же людей считали чуть ли не животными, для них ничего красивого не делали. Было в 50-х немножечко выбора: 5 буфетов разных – и в послевоенное время что-то попадало из ГДР и Чехословакии. Но оно вторичное: это упрощенные копии того, что происходило в Италии в 50-60-х, а потом взорвало Скандинавию в 60-70-х. Зачем такое ставить?

Сложно было собирать первый ассортимент. Артур Клинов, который обычно оперирует точными цифрами, в качестве шутки подсчитал, что у меня 135 700 потенциальных клиентов. Надо было абстрагироваться от своего вкуса, подумать об этих 135 тысяч и представить, что им подойдет.

Тогда я брал всё – даже то, что мне не нравится. Я просто просил голландцев подобрать, так как у них есть опыт работы с Россией, Грузией, Украиной – уже немного представляют вкусы. Для меня, например, вот эта итальянская керамика Capodimonte с розами – ужасная попса. А голландцы мне говорят: «Бери, с руками оторвут». Ну и вот, закончилась уже.

Мне нравятся художественные движения, которые цепляют и прикладное искусство. Вот и выбираю предметы, в которых воплотилось определенное течение: ар-деко, ар-нуво, минимализм. Мне нравится начало 20-го века – считаю, что это был настоящий золотой век. Как дизайнер я прусь от баухауза 30-40-х, на втором месте – Скандинавия. Сейчас мы завезли много Скандинавии 70-х, так как это все-таки тренд. Дороговато, конечно, будет, потому что за эти вещи мы конкурируем с Америкой и Японией, которые от этого стиля бесятся и деньги не считают.

СКОЛЬКО ТУТ ЧТО СТОИТ?

– Мы делаем цены максимально доступными. Можно было бы сделать такой русский формат - антикварный бутик, где все золотое, дорогое и продается раз в квартал. Продавать один комод, который мне даже не нравится, раз в три месяца какой-то партийной элите? Мне этого не хотелось. Ну и реальный антиквариат – морально тяжелый, для него квартира должна быть какой-то особой, и ты должен быть таким. А винтаж можно комбинировать, сочетать баухауз со Скандинавией или ар-деко. С ним можно свободно чувствовать себя, а не ходить с прямой спиной.

Мои литовские друзья накручивают где-то в 3 раза. Хотелось, чтобы у нас, с учетом таможни, цены не были выше. Наши клиенты – простые люди из арт-тусовки, цену не заломишь. Я хорошо понимаю, что вот художник или художница получили гонорар и хочет себя чем-то порадовать. И это наслаждение – полазить среди мелочей, которая и за 50 рублей сублимируется в твое счастье. Или вот еще пример: стол XIX века (у нас из XIX века, может, три вещи на весь магазин). Я купил его на свои деньги, в нашей мастерской мы вывели его из очень плохого состояния, и мне невероятно нравится, что эту вещь я могу продать белорусу за 400 рублей.


ЧТО МИНЧАНЕ ПОКУПАЮТ ТУТ ЧАЩЕ ВСЕГО?

– В итоге все покупают. Всё найдет своего человека. Та же Cкандинавия – это рискованно. Мы привозили из Дании пробную партию, ее разобрали моментально.

А еще есть традиции. Это не какие-то художники с мировых выставок, которые изобретали социокультурные революции в своем дизайне, а простые народные стили. Их такими много лет назад придумал какой-то столяр. Например, rifle cabinet – шкаф для ружей. Ну какие ружья сейчас? Так, курточку повесить. Но стиль – ну естественно rifle cabinet. Или вот так называемый milk cabinet, как у наших бабушек, сколоченные из пяти досок для бидонов молока. Во всех крутых интерьерах будет такой стоять.

Покупатели очень разные. Мы сначала все начали марафетить, а потом поняли, что не надо, что есть нормальные клиенты, которые хотят платить за эту потертость.

Прикольно, что берут некомплектные штуки. Антиквары знают, что ценности добавляет комплектность. А у нас привезешь 4 кресла, а разберут по одному. Увлекаются так, что хотят взять хоть что-нибудь.

Мы много чего привозили, что жалко было продавать. Но все себе не заберешь. Ставить некуда, да и денег тоже немного – здесь мы хорошо понимаем своих клиентов.

У ЭТОГО БИЗНЕСА ВООБЩЕ ЕСТЬ БУДУЩЕЕ?

– Мы пока вышли на уровень какой-то надежности и окупаемости, можем себе позволить расходы. В идеальной ситуации, наверное, делал бы так, как оно работает на развитых рынках – сегментировал бы по стилям. Есть свои плюсы в этой эклектике, но совсем другое ощущение, когда идешь в магазин ар-деко, где каждая мелочь выполнена в одном стиле.

Но это уже определенный уровень насыщенности рынка и уровень потребителя. Поэтому начнем с зонирования на нашей площадке, чтобы не стояли различные объекты в одном углу и можно было почувствовать разные стили и представить себе интерьер.

Сейчас я пытаюсь завезти искусство – стены высокие, позволяют. Хочу найти какой-то интересный концепт, ближе к барахолке, чтобы не превращаться в галерею. Пока что солянка: есть известные минские художники, рядом голландские пейзажи, дешевые студенческие работы из нашей Академии. Теперь у нас можно купить и искусство, и музыку. Решаем с букинистикой.

   Фото: palasatka.