«Трехлетний Толик спрашивал, правильно ли стоит на коленях». История одного из самых страшных мест Минска, где теперь тишь и благодать

14.11.2017
История  
 
14
Рубрика Мінск 1067

«Трехлетний Толик спрашивал, правильно ли стоит на коленях». История одного из самых страшных мест Минска, где теперь тишь и благодать

Тучинка
Вместе с Samsung мы делаем рубрику «Мінск 1067» про неизвестные и забытые истории из жизни нашего города. 
0
0
0

Вместе с Samsung мы делаем рубрику «Мінск 1067» про неизвестные и забытые истории из жизни нашего города. 

Неделю назад исполнилось 76 лет событию, когда на Тучинке в районе Харьковской улицы произошли первые массовые расстрелы узников минского гетто. Это было первое спланированное массовое убийство жителей гетто за его пределами. Место трагедии после войны забыли и сравняли с землей.


ТУЧИНКА – ЭТО ЧТО?

Название предместья Тучинка (ударение на второй слог) давно стерлось бы из памяти минчан, если бы не существующий сегодня Тучинский переулок в начале Кальварийской улицы и недавно так названный Тучинский сквер у бывшего кинотеатра «Современник», с прудом, который в народе называют Мухлей.
 

Пруд Мухля – затопленный глиняный карьер.


На самом деле этот пруд – затопленный глиняный карьер одного из многочисленных кирпичных заводов, существовавших на этой окраине Минска еще с конца 18-го века. Перед войной сюда ходил трамвай по маршрутам «Серабранка – Тучынка» и «Выстава – Тучынка», доставлявший на местные кирпичные заводы рабочих со всего города. 


ПОЧЕМУ ИМЕННО В ТУЧИНКЕ НАЦИСТЫ РЕШИЛИ УБИВАТЬ?

Когда летом 1941 года в Минск вошли нацисты, они сразу же присмотрели старые глиняные карьеры как готовое место для захоронения жертв массового уничтожения – не случайно минское гетто было обустроено в этой же части города. 

До войны в Минске жило около 70 тысяч евреев, что составляло треть населения Минска, – большинство из них остались в оккупированном городе. Всего через гетто прошло до 100 тысяч узников, 80 тысяч из них погибли. Людей уничтожали постепенно, большими и малыми группами, вплоть до осени 1943-го, когда гетто было ликвидировано окончательно. Но именно погром 7 ноября 1941 года был одним из первых, наиболее массовых и непредсказуемых для его жертв.
 

Нацисты осматривают вещи евреев – это фото сделано в районе улицы Короля, 16.


6 ноября 1941 года по гетто прошел слух: по случаю годовщины Октябрьской революции нацисты планируют погром. Евреи-специалисты и работники юденрата с семьями в этот день были вывезены в лагерь СД на Широкой улице (сейчас это Куйбышева в районе военного госпиталя). 

В августе уже прошли первые погромы, в которых погибло около пяти тысяч человек, потому все с напряжением и тревогой ждали следующего дня. Никто не знал истинной причины планируемой «акции». Все оказалось просто: нацистам нужно было сократить население минского гетто перед прибытием в белорусскую столицу эшелонов с евреями из Рейха.

Накануне подпольщики, узнав о планах нацистов, старались убедить жителей этого района покинуть свои дома – так удалось спасти почти половину местного населения: кому-то повезло выйти из гетто, кто-то перебрался в другие кварталы или спрятался в «малинах» (это убежища, которые евреи начали строить после августовских погромов). 


КАК ЭТО БЫЛО: ОДИН ИЗ САМЫХ СТРАШНЫХ ДНЕЙ В ИСТОРИИ МИНСКА

Рано утром 7 ноября, как только еврейские рабочие колонны были выведены из гетто в город и в домах остались в основном нетрудоспособные мужчины, старики, женщины и дети, часть территории гетто была оцеплена. В кольце оказались улицы Замковая, Островского (Раковская), Освобождения, Обойная. 

В пять часов утра в гетто вошли части СД и полиции, которые сгоняли всех жителей оцепленных кварталов в сквер на Юбилейной площади, расстреливая на месте больных и не способных передвигаться. Ноябрь в 1941 году был холодный, уже лежал снег, и многим пришлось, не успев обуться, бежать по улицам босиком.

Альберт Лапидус, который попал в гетто еще школьником младших классов, а закончил свою войну в июне 1944-го партизаном, писал в воспоминаниях «Голос памяти»:

«Мама схватила малыша, а бабушка ей говорит: “В ту войну немцы грудных детей не убивали – оставляй, его не тронут, Алика спасай”. Подталкивая друг друга, мы стали карабкаться на чердак, старикам это было не под силу, они остались внизу. Когда дедушка открыл дверь, немец ударил его прикладом автомата... 

В тот момент, когда выталкивали стариков, один из немцев полез на чердак. И тут произошло чудо. Крышка чердака была с пружиной. Немец откинул крышку, стал подниматься, мы уже видели из темноты его голову, и в этот момент пружина сработала – крышка ударила фашиста по голове. Он выругался и сошел вниз. Перед отправкой колонн каратели делали второй, беглый обход домов. Немец зашел и к нам, и тут мой новорожденный братик, лежащий среди барахла на кровати, заплакал. Немец взял его и передал кому-то в колонне».

У Юбилейной площади евреев построили в колонну, дали им в руки красные транспаранты и приказали инсценировать праздничную демонстрацию – все это снималось на кинокамеры. Затем людей загоняли в грузовики, стоявшие в районе хлебозавода и на улице Опанского (Кальварийской), и вывозили на территорию бывшей колонии НКВД за железнодорожным переездом. Здесь узники находились несколько дней в страшной тесноте, страдая от голода и жажды.
 

Теперь на месте зданий колонии НКВД, снесенных в 2011 году, жилой комплекс «Каскад».


Казни продолжались до 9 ноября. Кого-то убили на территории колонии, но большую часть – в глиняных карьерах кирпичных заводов на Тучинке. Перед расстрелом людей заставляли раздеваться, выламывали золотые зубы. Часть жертв укладывали в ямы живьем и только потом убивали пулеметными очередями, а трупы обрызгивали гашеной известью. 

В своей книге «Письма моей памяти» узница гетто Анна Красноперко цитирует воспоминания Берты Моисеевны Брук:

«Я все вспоминаю, как мы пережили этот погром, как показывала немцам справку о том, что я врач, заведующая отделением инфекционной больницы... Потом, когда меня с дочкой и трехлетним внуком стали заталкивать в машину, по этой справке, к счастью, oдин из немцев отпустил. Вспомнила, как нам, “помилованным”, приказали стоять на мокрой мостовой на коленях и смотреть в одну точку. Мой внук, трехлетний Толик, все спрашивал, правильно ли он стоит... 

А когда вечером мы вернулись домой, увидели пустые квартиры. Совсем стемнело, с работы пришли соседи, два брата, семьи которых были уничтожены. Один из них перерезал себе вены, второго я всю ночь стерегла... 

Утром прибежал мой муж Женя, которого накануне увели на работу в город. Женя все смотрел на нас, не верил, что мы живы. Здесь же лежали убитые: мать и ребенок».
 

Так выглядело минское гетто в районе Немиги.


Немногим удалось выжить и бежать. Свидетели говорят, что в акции уничтожения кроме немцев участвовали солдаты литовских и украинских полицейских батальонов. Известный историк Тимоти Снайдер в своей книге «Кровавые земли» отметил, что расстрелы на Тучинке начались в коммунистический праздник 7 ноября, а закончились 9 ноября – в день, когда нацисты отмечали годовщину «Пивного путча».

Уже 20 ноября казни в Тучинке повторились. Впоследствии нацисты наряду с расстрелами начали умерщвлять узников гетто в газвагенах (машинах-душегубках), а также уничтожали и захоранивали своих жертв в других местах – на территории еврейского кладбища на Сухой улице, в Тростенце, – но, по некоторым сведениям, массовые убийства на Тучинке продолжались до 1943 года.


ПОЧЕМУ МЫ НЕ ЗНАЕМ ПРО ТРАГЕДИЮ ТУЧИНКИ?

После войны про Тучинку постарались забыть – как и про киевский Бабий Яр. До сих пор неизвестно, в каких именно карьерах происходили казни, в мемуарах конкретных сведений об этом нет. Топографические карты и аэрофотосъемка тех времен позволяют определить, что карьеры кирпичных заводов находились по обе стороны от Харьковской. Располагались они в районе улиц 3-го Сентября, Пинской, Куприянова и Домашевского переулка. 

Неизвестно, пытались ли нацисты скрыть следы своих преступлений на Тучинке, но вышло так, что после войны они были спрятаны надежно – вся эта территория была превращена в огромную промзону, рельеф здесь был изменен до неузнаваемости. Чудом сохранилось лишь одно из зданий кирпичного завода Фрида по Харьковской, 7.
 

Возможно, на картине «Кирпичный завод в Минске» (1924 г.) Ибрагим Гембицкий рисовал рабочих, которые трудились тут, на Харьковской, 7.


Памятник погибшим на Тучинке открыт в 2008 году на углу улиц Притыцкого и Берута, на месте пруда-копанки за западной оградой Кальварийского кладбища, где также покоятся останки узников гетто, – примерно в километре от самой Тучинки. Такой шаг вполне объясним, учитывая ее отдаленность от оживленных магистралей. 

Надпись на памятнике гласит: «Около этого места в 1941–1943 гг. фашисты расстреляли более 14 000 узников минского гетто». В действительности это число может быть едва ли не вдвое большим. 

А непосредственные места казней осени 1941-го по-прежнему остаются не отмеченными, и в результате такого решения информация о них стирается из памяти минчан окончательно. Именно там, в карьерах Тучинки, в промзоне на Харьковской, лежат жители Замчища и Раковской улицы, самых древних районов города, – люди, без которых Минск уже никогда не смог стать прежним.

В мае 2017 года на сайте Мингорисполкома состоялось голосование по вариантам названий для станций четвертой линии Минского метрополитена. За присвоение станции на пересечении улицы Пономаренко и проспекта Пушкина названия «Тучинка» высказались 45% проголосовавших, против – 53%.
 

 


Если вам нравится рубрика «Мінск 1067», делайте репост статьи и не забывайте про хэштеги #сваё, #SamsungBelarus, #Minsk1067. Дзякуй!

 
РУБРИКУ «МIНСК 1067» МЫ СОЗДАЕМ ВМЕСТЕ С КОМПАНИЕЙ SAMSUNG ELECTRONICS*.
Кликните, чтобы подписаться на новости Samsung Беларусь.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by, Игорь Бархатков, архивы.

*ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», ИНН 7703608910

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
14.11.2017
История  
 
14
0
0
0
КОММЕНТАРИИ
ava
Мороз по коже.
ОТВЕТИТЬ
Alex Digger 14-11-2017, 14:14
+15 15 0
Интересно!
ОТВЕТИТЬ
ava
сильный монумент.
ОТВЕТИТЬ
жесть...
ОТВЕТИТЬ
Спасибо,ситидог,за эти статьи
ОТВЕТИТЬ
а я вообще не знала что это такое страшное место, хотя много лет назад жила неподалеку
ОТВЕТИТЬ
Аленка 14-11-2017, 22:57
+5 5 0
когда расселяли Немигу в 9-этажках возле Тучинского квартиры получили именно тамошние евреи (вот такой вот парадокс...или не парадокс?).
ЗЫ а вообще там два больших озера. одно со стороны Берута, второе со стороны Розочки. со стороны Берута еще вроде довоенный частный сектор перед озером и дома стояли до недавнего времени на месте Харьковской 58 (там и брусчатка была, пока в асфальт не укатали), и заводик как-то территориально ближе в Розочке, и кладбище там имеется вроде...в общем неоднозначно как-то, что именно возле озера на фото были расстрелы...
ЗЫЗЫ кстати, озера (карьеры?) в народе называют Мухлями...и вроде как потомок одного из владельцев тамошних земель работает сейчас в НИИ травматологии (таки доктор по фамилии Мухля )
ОТВЕТИТЬ
Юлиан 15-11-2017, 05:37
+34 40 6
Ситидох, а не могли бы редакторки сделать просто ползунок на фотках вместо этих тормознутых телефонов, потому что ползунок можно водить самостоятельно много раз и сравнивать, а телефон приходится ждать три часа, и таким образом вы экономите время пользователей, выказывая им свое уважение????
Я уже писал в комментах под аналогичной статьей такую же просьбу и мой коммент был залайкан.
Вы кладете большой резиновый *аллос на мнение читателей???
ОТВЕТИТЬ
плюсую свой голос...
Бесит страшно эта лупа, которая подвешивает всю страницу
ОТВЕТИТЬ
грустинка 15-11-2017, 12:50
+11 13 2
Спасибо за эту статью. Однако этот мигающий телефон ни к селу ни к городу. Эта реклама выглядит отвратительно и безнравственно по отношению к событиям, описываемых в этой статье.
ОТВЕТИТЬ
игорь 15-11-2017, 12:56
+9 9 0
Хорошая статья, но читать на мобильном у устройстве очень сложно из-за жуткой интеграции картинок через мобильные. Текст пропадает. Да и реклама на изображениях такого рода...
ОТВЕТИТЬ
Такие дела 15-11-2017, 13:50
+7 7 0
Ежели допустить возможность существования т.н. "психических отпечатков", "ауры" и пр. не совсем ноучных, но так и не опровергнутых вещей, то пол-Минска в целом непригодно для жизни. Жилые комплексы на месте кладбищ, лагерей, тюрем, мест расстрелов и трагедий.
ОТВЕТИТЬ
А тамошние каскадчане и не знаю и,что на костях живут
ОТВЕТИТЬ
ava
Читаем с болью в сердце и с надеждою, что бодобное не повториться...
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY