Как не для людей: хорошие и не самые лучшие дизайнерские схемы минского метро
24
03.02.2015

Как не для людей: хорошие и не самые лучшие дизайнерские схемы минского метро

CityDog.by разобрал несколько самых ярких любительских концептов схем минского метро и официальную карту. Пишет Александр Лычавко.

CityDog.by разобрал несколько самых ярких любительских концептов схем минского метро и официальную карту. Пишет Александр Лычавко.

Любителей нарисовать свои собственные карты минского метро хватает – но в основном они сводятся к идее «где нужно проложить рельсы» или «где бы мне хотелось видеть станцию». Такие рисунки на транспортных форумах получили емкое обозначение «белорусские фломастеры»: мол, главное – найти, чем рисовать; usability – дело вторичное. Как раз о таких писать не хочется – вспомним схемы, созданные для удобства пользования. 

ЧТО СЕЙЧАС В МЕТРО

Для начала рассмотрим официальную схему, которая висит в вагонах и вестибюлях станций. Долгие годы она представляла собой довольно простой «крестик» из синей и красной линий без каких-либо привязок к карте города или наземным объектам. 

Новая схема, которая появилась несколько лет назад, уже не просто «скрестили две палочки» – это заявка на юзабилити. Плюс официальной схемы в том, что она нанесена на план города, – впрочем, на этом плюсы и заканчиваются. 

Во-первых, подложка-план города показывает нам Минск какого-то уж очень отдаленного будущего. На карте нарисованы несуществующие улицы и магистрали: из Курасовщины можно напрямик проехать в Брилевичи, с улицы Радиальной – прямиком на Байкальскую, Рафиева вливается в Глаголева, продолжение Алибегова прорезает две «железки» и улицы Казинца и лейтенанта Кижеватова между ними и утыкается в Маяковку, и так далее. 

Во-вторых, железные дороги не доходят до вокзала, а обрываются где-то в районе второго кольца и почему-то обозначены тем же серым цветом, что и автодороги. 

В-третьих, подписывать станции вертикально мог догадаться только тот вредитель, который придумал подписывать их на путевых стенах самих станций по диагонали. Белорус худо-бедно прочтет, россиянин сломает глаза на втором слоге, дальний чужестранец свернет шею на первой же букве. 

В-четвертых, перенасыщенность схемы станциями, которых нет. Что толку рисовать станции, которые еще только проектируются? Тут хоть бы разобраться с теми, что строятся. Их обещали пустить сначала в 2017 году, затем – в 2018-м, но и эта дата вызывает сомнения.

Хорошо, в схемах, которые начали расклеивать в вагонах с января, уже нету станции «Шчомысліца» (еще пару лет назад были также нарисованы перспективно-проектируемые «Шабаны», «Чырвоны Бор» и «Смаленская»). То, что несуществующую третью линию обозначили сплошным цветом, тоже минус: для неготовых веток метро стоило бы использовать штриховку и/или пунктир. 

 

КАК В КИЕВЕ И МОСКВЕ

В марте 2013-го дизайнер Саша Чеботарев предложил свою схему, дизайн которой напоминает карту для московского метрополитена: станции обозначены не кружками, а «пеньками», переходы между станциями – этакими «гантелями». Впрочем, «пеньки» на метросхемах появились давно: они присутствовали уже на лондонской карте 1933 года. Похожие решения были у киевского метро. По нашему скромному мнению, было бы логично развивать те образы, к которым минчане давно привыкли. 

Плюс схемы Чеботарева в том, что пиктограммами отмечены те станции, с которых можно пересесть на электрички (правда, эти наземные станции он обозначил как вокзалы, что не совсем верно). Также дизайнер оставил официальную транслитерацию, но кое-где допустил ошибки. Еще из минусов – очень слабочитаемые, почти невидимые линии и подписи строящихся и проектируемых станций. Уж лучше нарисовать по-человечески или убрать совсем. И еще заголовок всей схемы «Scheme of lines Minsk underground» напоминает анекдот про «Минск иняз финишт». 

Позже Александр предложил доработанную схему метро: появилось схематичное изображение МКАД, добавились автобусные линии к Ждановичам, «Минск-Арене» и аэропорту. Пиктограммами выделены станции с лифтами и выход к Национальной библиотеке. Заодно автор отметил, что проезд одного перегона подземки занимает примерно две минуты. Попутно появилась и схема в черных тонах – теперь проектируемые линии читаются намного лучше, зато подписи к действующим линиям – низ юзабилити: серые буквы на черной подложке. 

 

МЕТРО С ОШИБКАМИ ЧЕРЕЗ ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ

Пару месяцев спустя еще один дизайнер, Александр Ревяко, представил свою схему – на ней изображена минская подземка такой, какой она могла бы стать в 2030 году. 

В схеме Александра не только метро получило широкое развитие, но также скоростной трамвай и железные дороги, в частности аэроэкспресс в «Минск-2». И снова в линиях метро «пеньки» и «гантельки». Дизайнер утверждает, что расположение объектов на его схеме максимально приближено к географическому. 

Для поиска нужной станции автор предложил два хинта: сначала в списке станций отыскиваем нужную и смотрим, какого она цвета, в каком круге и куда ориентирована стрелка. Допустим, находим в списке станцию «Пляханава» – она помечена оранжевой пиктограммой (значит, находится на оранжевой – четвертой – ветке метро), искать ее надо в кольце В, а стрелка направления указывает вправо вниз, то есть на юго-восток. Звучит запутанно, зато, если взглянуть вот на эту схему колец, становится понятнее, как искать нужную станцию на карте. Но без тьюторинга и креативных коучей самому разобраться сложно. 

Любопытно, что дизайнер заранее снес автовокзал «Московский» и построил новый у станции метро «Уручча». Если не подвергать сомнению то, что все это транспортное великолепие когда-нибудь будет построено (верится с трудом, учитывая, что последние 30 лет трамвайные пути в Минске только разбирают, а новых веток не вводят), можно признать, что схема довольно неплоха. 

Из недостатков отметим, что дизайнер зачем-то раскрасил железнодорожные ветки в разный цвет – может сложиться ощущение, что для проезда, скажем, из Масюковщины в Курасовщину необходима пересадка, хотя технически нет проблемы пустить по этому маршруту по-настоящему городскую электричку. 

Пиктограммы трамваев, аэроэкспрессов и автобусов в аэропорт очень маленькие и практически не отличимы друг от друга, а автобусные и трамвайные линии еще и очень похожих цветов – путаница обеспечена. 

Серьезный недостаток – система транслитерации. Автор посчитал себя умнее тех, кто разработал применяемую ныне официальную транслитерацию (между прочим, одобренную ООН), и придумал свою, частично основанную на… машинном чтении Google Translate. Вот как он поясняет свою позицию (авторский стиль сохранен): «Одним из требований транслитерации является автоматическая точная конвертация из одной письменности в другую без потерь. На мой взгляд, в схеме этим правилом можно пренебречь, поскольку названия в кириллице и в латинице на ней пишутся всегда вместе. Это значит, что можно отойти от строгого соблюдения правил в пользу более правильного произношения». 

Изобретение новояза привело к тому, что на схеме мы находим такие невообразимые сочетания букв, как Akademiya Novuk (возвращаемся к орфографии 1930-х), Institut Ckultoory («цкултуры» – звучит олдскульно), Serbryanka (вероятно, там живут сербы), Kaminnaya Gorka (похоже на мастерскую по производству каминов), Shabanee (Шабанэ ты моя, Шабанэ!..) и т.д.

 

ОПЯТЬ ОШИБКА 

Примерно в том же 2013 году дизайнер Валерия Новик разработала схему минского метро для печати на открытках. Одну из таких открыток раздобыл некий немецкий посткроссер и выложил у себя в блоге

Оставим на растерзания профессиональному дизайнерскому сообществу визуальное решение карты, отметим лишь серьезное расхождение с официальной транслитерацией. Но в этой системе еще и внутри нее самой находятся противоречия. Обратите внимание на написание буквосочетания «нц» в названиях «Kuncaushchyna» и «Park Chaluskintsau». 

 

СТАРАЯ НОВАЯ СХЕМА 

На исходе третьей недели января нынешнего года дизайнер Алексей Бычков явил миру свою схему метро. Он утверждает, что существующая сегодня официальная схема устарела уже на десяток лет. 

По нашему мнению, схема этого автора немногим отличается от схемы Саши Чеботарева – лишь направлением некоторых «пеньков» и трассировкой третьей линии. Станции, на которых можно пересесть на железную дорогу, Алексей тоже назвал «вокзалами». 

Любопытно, что это уже третий проект схемы, в котором будущая третья линия выгибается под таким неестественным углом после «Аэродромной». Да, южные части первой и третьей линий по сути окажутся примерно параллельными, но отображать несуществующие изгибы на схеме – сознательно путать пассажиров. 

Этот дизайнер тоже решил оставить след в белорусской филологии: «Суть в том, что иностранец должен произнести что-то похожее на «каменная горка», а не на «каменаджа хорка», если смысл всей этой затеи с переводом в том, чтобы люди друг друга понимали». Спорный постулат: иностранец – это не обязательно англоговорящий человек. И, кстати, время работы дизайнер указал не совсем верное: последние поезда прибывают на конечные около половины второго ночи. 

 

ВЛИЯНИЕ ПИТЕРА

Наконец, припомним еще одну схему с претензией на изыск, появившуюся аж в 2006 году. Она, как и рассмотренные выше, не привязана к карте города, зато в ней четко угадывается «петербургская школа». 

 

РАЗ ТАКИЕ УМНЫЕ, ПОСОВЕТУЕМ

Какой, на взгляд CityDog.by, должна быть толковая схема линий скоростного транспорта Минска для расклейки в вагонах, вестибюлях и для выпуска в виде буклетов? Попробуем сформулировать техзадание: 


Схема должна быть нанесена на карту города. Давно прошли те времена, когда единственная линия пролегала почти целиком под главным проспектом. И у нас еще не сотня станций, чтобы городские улицы мешали восприятию. Достаточно изобразить МКАД и основные магистрали, а также (схематично) Свислочь. 

Помимо линий метро, нужно нарисовать линии наземной железной дороги и отметить станции пересадок с подземки на наземку. А там, где между станциями метро и электрички относительно небольшое расстояние (метро «Каменная Горка» – о.п. «Лебяжий», метро «Малінаўка» – о.п. «Курасовщина», метро «Плошча Перамогі» – станция «Пралетарская»), пометить кратчайшие маршруты наземного транспорта. Обозначить пиктограммами подземные и наземные станции, с которых можно доехать до аэропорта как «железкой», так и автобусами.

Можно добавить и линии трамвая. Несмотря на аховое состояние и скудный пассажиропоток, на многих участках трамвай – действительно скоростной вид транспорта. Из остановок обозначить только конечные и пересадки на метро и электрички.

Отказаться от изображения проектируемых вилами по воде станций и веток, оставить только действующие и строящиеся. Цветом и типом линий четко отделить строящиеся от действующих. 


Ветки метро, железной дороги, трамвая и автобусов должны четко отличаться друг от друга толщиной, цветом и типом линий. 


Отказаться от нумерации станций метро. 


Все надписи должны быть выполнены горизонтально, не пересекаться друг с другом и быть удобочитаемыми под разными углами.

Применять в названиях только официальную транслитерацию.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: из архива автора.