Квартиросъемка. Дом возле речки с цитатой Рианны на двери и настоящей печью
63
12.01.2018
Квартиросъемка

Квартиросъемка. Дом возле речки с цитатой Рианны на двери и настоящей печью

Побывали в гостях у семьи Фила и Лиды, которые превратили «избушку на курьих ножках» в уютный дом. В этом им помогли профессии: Филипп занимается строительством, а Лида – свадебным декором. А еще ребята уже претендуют на звание самых радушных хозяев года.

Побывали в гостях у семьи Фила и Лиды, которые превратили «избушку на курьих ножках» в уютный дом. В этом им помогли профессии: Филипп занимается строительством, а Лида – свадебным декором. А еще ребята уже претендуют на звание самых радушных хозяев года.

 

 

 


– История того, как мы здесь поселились, достаточно долгая. Я был молод, холост, жил неподалеку в общежитии, а вокруг канала бегал. Начал присматриваться к частному сектору, и он мне очень понравился. Тем более что я сам вырос в доме и всегда представлял свою жизнь именно такой. А тут Минск и такой тихий уголок – меня это зацепило.
 


Спустя год мне нужно было выселяться из общежития, и я решил прокатиться по району на велике – пообщаться с местными. Одна пожилая женщина-собачница начала изливать мне душу, как она не хочет отсюда уезжать. Кстати, да – частный сектор, в том числе и этот дом, идет под снос. Так что мы здесь останемся ненадолго. Соседям с двух сторон выдали квартиры – они уже здесь не живут.
 


Так вот, во время разговора с той женщиной выяснилось, что ее соседка сдает дом. Конечно, я с радостью согласился его посмотреть. Хозяйка дома – доктор философских наук, она жила в Мурманске.

Я посмотрел домик, решил, что жить можно. Меня сразу покорила близость к воде. Через два дня я пришел сюда с сестрой Лиды, чтобы спросить совета, сможет ли моя будущая жена здесь жить. Она сказала, что да, вполне.
 


Мы договорились с хозяйкой, что сможем здесь все поменять по нашему усмотрению. За дом мы практически ничего не платим – только коммунальные, многое идет в счет ремонта. Хозяйка попросила: сделайте что-нибудь, чтобы привести его в нормальный вид, может, обои переклейте.

А я смотрю на стены и понимаю, что ничего уже не поможет – надо сносить. Поэтому мы сразу закупили листы ОСБ и просто позашивали все, что было можно. Через полгода мы покрасили стены, потому что Лида сказала, что больше не может так жить.
 


– На самом деле Филипп ушел на работу, и я закатала все стены краской прямо по обоям – слой очень толстый. Если темно, издалека и прищуриться, то даже и не видно, – показывает на стены Лида.

– Вообще, дом был очень захламленным. Большой старый диван мы вынесли во двор и устраивали на нем посиделки у костра с друзьями, пока он несколько раз не промок и не покрылся плесенью. Маленький диванчик сейчас на реставрации.
 


А еще во дворе стояла старая «Волга». Мы хотели с одной стороны посадить клумбу, а с другой сделать гриль. А потом начинающие автомеханики взяли у нас ее «побаловаться», и наша «Волга» пропала.

– До нас дом снимал какой-то Петя. Хозяйка очень возмущалась, что он унес ее простыни. А при нас звонила ему со словами: «Где мои светильники, Петя?» Про все, что было не так, она говорила: «Это все Петя некуды занёс». Он жил здесь с семьей, детей вырастил, один раз заехал в гости, рассказал, как бороться с грызунами. К счастью, мы их уже вывели.

О том, в каком запущенном состоянии был дом, можно понять всего по одному случаю. Когда мы меняли котел, к нам приходил инспектор с проверкой, сказал, что не работает вентиляция. А оказалось, что внутри нее гнездо.
 

Дом до ремонта. Фото: Андрей Новиков


КУХНЯ


– Для себя я решил, что первое – это туалет, душ и обустроить спальню. Когда я здесь только поселился, было два туалета на улице. Мы делали ремонт вместе с другом и еще шутили, что у каждого есть свой персональный санузел. Один мы убрали, а второй остался до сих пор.

– Пока я готовилась к свадьбе, Филипп рыл канализацию, – вспоминает Лида. – Помню, когда мы еще не поженились, приехали наши взрослые друзья, чтобы посмотреть, что Филипп снял, куда собирается привести невесту. Жена из пары посмотрела и говорит: «Может, мы вам денег дадим на первое время, чтобы вы нормальную квартиру сняли?» Я подумала еще: «О нет, это провал!»

Вообще, конечно, были люди, которые отговаривали от этой затеи, но я, зная Филиппа, была уверена, что он видит не разруху, а то, что с ней можно сделать.
 


– Кухня была очень страшная. Когда я теперь смотрю фотографии, думаю, как я мог привести сюда жену? Но для меня это настоящий, как говорят, елей на душу. Когда я понимаю, куда она въехала, мне приятно. Это свидетельство, что за мной она пойдет куда угодно.

На кухне стоял рукомойник «дай воды», под который ставится ведро, – стремный-стремный. Ванная и туалет уже были, но на кухне кран еще не был установлен. И есть фотография, где Лида в свадебном платье стоит у этого рукомойника. О чем я думал?
 


– Мы все еще продолжаем что-то доделывать. Кухонные шкафчики Филипп тоже хочет расписать какими-нибудь надписями. Столик он уже переделал – теперь его можно сложить. Кстати, система хранения с подвешенными баночками, которые просто откручиваются, очень удобная, она только на первый взгляд кажется нефункциональной.
 


У меня есть коллекция травяных чаев. Летом отвела маму, которая во всем этом хорошо разбирается, на подходящую поляну, и она показывала, что можно собирать, а что нет. Понюхайте, как пахнет! А еще есть петрушка с моей грядочки – летом мы сделали небольшую для зелени.

Лампа на потолке с нашей свадьбы. Мы не знали, куда ее еще пристроить.

– Детка, а я всем говорю, что любовь должна быть до потолка!
 


ГОСТИНАЯ

– Были периоды, когда в доме никто не жил, поэтому на окнах есть подобие решетки. Мне было буквально неловко, что за окном такой вид, а мы смотрим на него через решетку. В прошлом году мы взяли пилу и просто выпилили отверстие в стене для окна побольше. Все сразу изменилось.
 


До этого здесь была изба, что бы мы ни делали. Окна действительно решают. У меня в запасах есть окно в пол, но хозяйка не разрешает вырезать такую большую дыру в стене, боится, что дом не выдержит.

– Дело было зимой – Филу почему-то нужно было сделать это срочно. Под фотографией с отверстием в стене друзья писали нам: вы замерзаете! Переезжайте к нам жить на время! Но оказалось, что это очень быстро – справились за один день.
 


– В гараже я отыскал хозяйский станок по дереву – хороший, многофункциональный. И все старые доски пропустил через него. Из цельного дерева я сделал подоконник. Всегда мечтал о таком, чтобы можно было сесть, смотреть в окошко, читать. После его появления комната «заиграла» по-другому.

– Пианино появилось совсем недавно. Я долгое время играла, а когда переехала сюда, перевезти его не было возможности, и я поняла, что потихоньку начинаю терять навыки. Но Филиппу очень нравится слушать живую музыку. Поэтому в один из дней я прихожу домой, а тут пианино, – улыбается Лида.
 


– Доставка стоила дороже, чем инструмент. Оно было ужасно расстроенным. Я пригласил друга, чтобы он проверил его до покупки. Он сказал, что это отстой. Но мы же уже приехали и машину заказали! Поэтому тащили его с седьмого этажа.

– Я даже в «сториз» ничего не могла сыграть, настолько оно было расстроенным. Но сейчас все в порядке. У нас есть идея покрасить его в необычный цвет. Может, в желтый. Вообще, все, что попадает к нам в дом, начинает перекрашиваться.
 


Первую зиму здесь я красила кухню, радиаторы, стены, плинтуса – все, что только можно было. Стены очень кривые – перепад доходит до 18 сантиметров, поэтому приходилось использовать десятисантиметровый валик.
 


Помню даже, как стою на кухне и думаю: красить мне вторым слоем или нет? Краску зря тратить или не нужно? Мы не знаем, сколько сможем здесь еще пожить: может быть, год, а может быть, несколько месяцев.

Мы относимся к этому дому как к эксперименту из разряда «потренироваться на котиках», поэтому не боимся никаких идей. У нас есть в Pinterest общая доска «Филадом», так называется и наш хэштег об обустройстве – #филадом. Туда мы сохраняем какие-то интересные идеи. Кстати, Филипп добавляет туда даже больше чем я.
 


– Книжный стеллаж раньше был не очень стильным сервантом. Мы убрали дверцы, перекрасили его, и получилась Ikea. У нас в планах еще сделать стол. Как журнальный, только чтобы не нужно было идти на поклон к тарелке. А пока в основном мы всегда завтракаем или обедаем за подоконником.
 


СПАЛЬНЯ

– К счастью, отопление в доме было. Но котел 70-х годов пришлось заменить. Он был огромным – напоминал ракету, мы его потом даже сдали на металлолом. Когда мы поставили новый, начались проблемы – с батарей капала вода. Поэтому какое-то время мы даже топили печку.
 


Дров много – когда мы заехали, участок был очень заросшим. Мы даже жгли на костре совсем развалившуюся мебель. А еще очень хорошо горят книги – да простит нас Владимир Ильич.
 


– Филипп сам сделал кровать. Когда мы только поженились, спали на матрасе, – вспоминает Лида. – Ударили морозы, и пришлось даже стелить пленку, чтобы сырость не проникала, – на полу был иней. Сама кровать простая, но зато из натурального дерева.

А на потолок мы натянули ткань. Начали с этой комнаты и немного не рассчитали, зато в гостиной уже все сделали правильно. Я никогда не думала, что это так сложно. Зато для нас это был такой хороший тимбилдинг: он тянет, а я закрепляю.
 


– Хорошо, что моя жена не боится инструментов – по работе с ними сталкивается. Но, как говорят, лучше в домашних условиях такое не повторять, – шутит Фил.

– Декор мы постоянно меняем – в зависимости от того, каким проектом я занимаюсь. Кстати, некоторые элементы не мои, а Фила. Еще когда он жил в общежитии, купил себе аромасвечу, икеевский фонарик и классное кресло, – рассказывает о муже Лида.
 


САНУЗЕЛ


– Изначально это была жилая комната с пошарпанными обоями, Филипп сделал стены просто серыми. Перекрасил столик – он был жуткого коричневого цвета, нанесенного в 10 слоев. Бочка была синей. Мы ее тоже перекрасили и по трафарету нанесли надпись. Когда заканчивается парфюм, можно пополнить запасы.
 


Надпись на двери как в песне Рианны: нам за день до вашего прихода ее сделала девушка, которая недавно начала заниматься каллиграфией. Я бросила клич в инстаграме, и она с радостью отозвалась.
 


Когда хозяйка увидела, как мы все здесь изменили, сказала что-то вроде: «Боже! Это до ужаса восхитительно!» Хоть она и пожилая женщина, но в теме – видимо, сказалось общение со студентами.
 


– У меня даже есть проект дома из грузовых контейнеров, – рассуждает Фил.

– Когда я в первый раз об этом услышала, подумала: контейнер? Мы будем жить в консервной банке? – смеется Лида.

– А если без шуток, то, конечно, наша мечта – свой дом. Но, если вдруг кто-то готов сдать нам квартиру за то, что мы сделаем в ней ремонт, отзовитесь, – улыбается Фил.

– Но отсюда уезжать, конечно, жалко. Знаете, здесь особая атмосфера. Я бы сказала, что это островок деревенской жизни в черте города, – вздыхает Лида.
 


– Поскольку мы много времени проводим у окна, которое выходит на дорожку, есть люди, которых мы узнаём. Они нас не знают, но так радует, что их знаем мы. Например, есть человек, который очень высоко поднимает руки при ходьбе. Если он будет читать статью, ему привет.

А есть взрослый мужик, который в такую погоду бегает с голым торсом. Он бодрит меня по утрам больше, чем кофе. Байдарочники плавают, а их тренер едет на велике и кричит на них. Часто здесь прогуливается человек, который, когда видит бумажку, обязательно выбрасывает ее в мусорку. За такие истории мы и любим это место.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.