«У дочки из-за стресса начались проблемы с психикой». Минчане о жизни в квартирах с «дурной славой»
24
11.01.2018

«У дочки из-за стресса начались проблемы с психикой». Минчане о жизни в квартирах с «дурной славой»

Плохая энергетика или потусторонние являения – вещи субъективные и часто надуманные. Другое дело, когда жизнь отравляют другие, куда более реальные объекты. 

Плохая энергетика или потусторонние являения – вещи субъективные и часто надуманные. Другое дело, когда жизнь отравляют другие, куда более реальные объекты. 

АНДРЕЙ:
«О ТАКОМ СОСЕДСТВЕ МЫ УМОЛЧАЛИ»

–  Мы с женой и маленькой дочерью были прописаны в двухэтажном доме на Грушевке у матери жены. Позже эти бараки решили снести, и нам стали предлагать взамен другое жилье. Мы долго не могли подобрать подходящий вариант по метражу и в конце концов сошлись на денежной выплате. 

Сумма была средней: найти приличную «двушку» на нее оказалось не так уж легко. Но мы все-таки справились – подобрали квартиру в Серебрянке. Не очень дорогая, не очень «убитая» – класс. Вместе с женой сделали ремонт и со спокойной душой переехали. 

Но радоваться пришлось недолго: буквально через месяц за стенами детской стали раздаваться какие-то дикие вопли. В первый раз мы, конечно, напряглись, но особого значения этому не придали – бывает всякое. А потом это произошло во второй раз, третий, четвертый и стало повторяться постоянно. 

Поначалу мы сами пытались узнать, что происходит в соседней квартире, но там попросту не открывали дверь. Вызывали и милицию – тоже не было толку. А однажды соседи спросили: «А что, вы не знали, что живете рядом с Мишкой, местным буйным?»
 


Оказалось, что наш сосед-алкоголик – местная знаменитость, о которой нас, конечно же, заранее никто не предупредил. Он уже много лет периодически напивался, ловил «белочку» и не единожды лежал в психлечебнице. А в нашей квартире, как выяснилось, никто не задерживался больше года – люди просто не выдерживали такого соседства.

Не выдержали его и мы. Буквально через три месяца у дочки на почве постоянного стресса начались проблемы с психикой – она постоянно плакала и боялась криков за стеной. В ее комнате никто не жил, но и в остальной части квартиры находиться было невозможно. Мы пытались бороться с соседом по-разному, но результата не было – через время все повторялось. Спустя год мы решили, что так больше продолжаться не может: продали квартиру еще дешевле, чем купили, и переехали. О соседе-алкоголике, правда, умолчали – иначе кто бы купил такое жилье?

Вырученные деньги вложили в постройку новой квартиры, а сами стали жить у матери. Забавно, но примерно через год я наткнулся в газете на объявление, в котором снова продавали ту самую злополучную квартиру: видимо, новые хозяева тоже не смогли смириться с такими условиями.

 

ДАРЬЯ:
«РАЗБИРАЛИСЬ С ТАКИМИ ГОСТЯМИ ПРОСТО – СПУСКАЛИ РОТВЕЙЛЕРА»

– Родители моего парня купили квартиру на аукционе – после того, как в ней сын убил собственную мать и жилплощадь по закону отошла государству. Эта покупка была временной мерой: на тот момент они строили квартиру в новом доме и потом собирались переехать туда. 

Влад, мой молодой человек, тогда был школьником, поэтому о криминальном прошлом этой квартиры родители предпочли сыну не рассказывать. Но он вспоминает, что всевозможных неудобств с этой покупкой хватило. Привидений, конечно, никто не видел, да и семья у них совсем не суеверная, но вот другие, реальные факторы очень досаждали. 

В первое время родственники и друзья того осужденного парня буквально не давали жить спокойно: пробовали вламываться в квартиру, устраивали драки, скандалили и даже пытались выбросить вещи новых постояльцев. То ли они претендовали на эту жилплощадь, то ли просто были неадекватными, сейчас сказать трудно. Но справиться с этой проблемой со временем все-таки удалось: у семьи моего парня всегда было много домашних животных, поэтому разбирались с такими гостями просто – спускали на них ротвейлера. 

Лет через десять мой молодой человек с родителями переехали в новостройку, и некоторое время та злополучная квартира пустовала. Но после окончания колледжа Влад съехал туда от родных и стал жить один. Но что-то не сложилось: сначала его кот выбросился из окна и умер, потом родители сделали в квартире довольно мрачный ремонт в темных тонах. Да и жизнь в одиночестве его немного угнетала. И поэтому, когда ему предложили работу в другом городе, он переехал и без сожалений оставил эту квартиру. 

Тогда-то родители и обмолвились впервые об убийстве, которое тут однажды произошло. Но отреагировал мой парень вполне спокойно: он человек не мнительный и свой дискомфорт с чем-то потусторонним связывать не стал. 

После переезда Влад начал сдавать квартиру студентам. Они живут там уже несколько лет и, в общем-то, всем довольны. А о том, что случилось тут столько лет назад, рассказывать им хозяева не видят смысла.

 

 

АЛЕКСАНДРА:
«ДО СИХ ПОР ПОМНЮ ИСТОРИЮ ПРО “ЧЕРНУЮ ДУЛЮ”»

– В детстве мы с родителями долго переезжали по общагам и съемному жилью. А потом, когда мне было около десяти, переехали в квартиру, где раньше жили мои бабушка с дедушкой. Дедушка умер, а одной бабушке «трешка» была ни к чему – родители купили ей новую квартиру, а мы стали жить там. 

Так уж вышло, что нашей соседкой оказалась известная на весь дом своим неадекватным поведением дама. Бабушка рассказывала, что когда-то она была обычной и вполне порядочной женщиной, но потом в жизни у нее что-то пошло не так, и она начала пить. Это началось еще во времена студенчества моей мамы: то она не пускала домой собственного сына и ему приходилось перелезать к себе через наш балкон, то разжигала на своей плите костер с дровами, то орала на весь двор, что она любовница директора завода, на котором работала.

А потом, когда вместо бабушки в квартире стали жить мы, соседка начала целенаправленно отравлять жизнь нашей семье. Как только Катя напивалась, она выходила на лестничную клетку, становилась под нашими дверями и начинала орать разные гадости про родителей – беспрерывные маты и проклятия могли тянуться буквально часами. Могла валяться у нас под дверями так, что ее невозможно было переступить. Любила вызывать на нас все спецслужбы – скоро они просто перестали приезжать. 

Поначалу папа пробовал и разговаривать, и ругаться, но успеха это никакого не имело. Помню, однажды он просто взял ее за шкирку и довольно грубо вывел с лестничной клетки, потому что справляться с этим было уже невозможно.
 


Нам, детям, обычно просто говорили «не слушать эту пьяную тетю». Но мы с младшим братом ее очень боялись: никогда не ехали с ней в лифте, если она заходила в подъезд вместе с нами, прятались, когда видели ее на улице, пугались ее собаки. 

До сих пор отлично помню историю про «черную дулю»: я тогда училась классе в четвертом и однажды выходила в школу, когда прямо мне в лицо из двери вылезла дуля в черной перчатке – видимо, Катя поджидала в коридоре кого-то из родителей. Сейчас это звучит смешно, но тогда от страха и неожиданности у меня просто началась истерика, которую мама с папой долго не могли успокоить.

Раньше соседка буянила частенько – затихала только на время лечения в психбольнице. А в последние годы она ведет себя поспокойнее: может, уже возраст не тот, может, просто я редко к родителям приезжаю. По-прежнему, правда, любит вызывать такси, ехать куда-то и не платить. Однажды, к примеру, один водитель рассказывал маме, как вез Катю в лес за подснежниками. 

А еще теперь соседка сменила гнев на милость: каждый день выходит во двор, кланяется машине моего папы и желает доброго пути.

Родители не собираются сдавать или продавать эту квартиру – будут жить в ней сами. Спустя столько лет соседство с Катей уже не кажется чем-то особенно ужасным. Но, если бы пришлось эту жилплощадь продавать, пожалуй, о такой соседке мы бы все-таки умолчали.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.